Фальсификация истории древнеболгарской цивилизации в исследованиях учёных Татарстана

http://сувары.рф/ru/content/falsifikaciya-istorii-drevnebolgarskoy-civilizacii-v-issledovaniyah-uchyonyh-tatarstana

Тафаев Г. И.

Я пришла на этот свет любить тебя, мамочка.
Я пришла на этот свет любить тебя, отец.
Я пришла на этот свет любить тебя, любимый.
Я пришла на этот свет любить тебя, доченька.
Я пришла на этот свет любить тебя, сыночек.
Я пришла на этот свет любить вас, люди.
И поэтому твержу я каждый раз:
Любите друг друга честно, без прикрас.
И поэтому твержу я каждый раз:
Живите, люди, дружно.
В добрый час!
Альбина Юрату

В современной чувашской литературе ярким «лучом света» блестит поэтесса Альбина Юрату. Красивая, талантливая и «шумная» она поет, танцует, пишет и пробивается сквозь литературный асфальт красивым цветком. В стихотворении «Бой» она говорит чувашским историкам:
Жизнь – ринг.
Я – боец.
Мыслей крик,
Стук сердец.

Гонг, удар.
Снова бой.
Кто – куда?
Что со мной?
Мы бы сказали, что «история – ринг», историк – боец. Снова бой. Кто – куда? Одни историки – умерли;
Другие разбежались;
Третьи борются на ринге;
Четвертые сбежали в Москву;
Пятые куплены Казанью.
За 30 лет умерло около 20 хороших и плохих историков. Время их рассудит. Кто за чувашский народ был, а кто просто чувашский хлеб для себя ел. Наиболее яркими личностями в 80-90 гг. XX века были И.Д. Кузнецов, Ю.П. Смирнов, П.В. Денисов, В.Д. Димитриев, Г. Н. Волков. Были и ушли краеведы, языковеды, экономисты, политики.
Альбина Юрату пишет «остается космос». Любовь к Родине, к истории, культуре сквозит в произведениях Альбины Юрату. Например, боль по родной истории видна в стихотворении «Ты – и боль моя» Юрату (Любовь) горюет, она знает, что история болгар ушла, её отобрали соседи по квартире.
Ты – и боль моя,
И печаль моя,
Ты – любви моей первоцвет.
За собой маня,
Позови меня,
Мне с тобой милей белый свет.

Потайной тропой
Я уйду с тобой
В неизвестную людям даль.
Я махну рукой
На уют, покой …
Ты – и боль моя,
И печаль[1].
Она растит двух прекрасных детей, сына Константина, дочь Ольгу и любит своего мужа Николая. Альбина часто посещает по приглашению Турцию.
Турция – ислам тянет нас христиан к себе. Почему? Мы им нужны?
К сожалению, в научном сообществе Среднего Поволжья с 40-50 гг. XX века идет процесс стирания грани между правдой и ложью.
Грех лжи становится в татарской науке и деятельности власти нормой научной и общественной жизни.
За 70 последних лет историки Татарстана фактически всю историю древнеболгарской символизации забрали себе. Из-за такого процесса татарское общество раскололось. Мудрые татары понимали, что присвоение чужой (древнеболгарской) истории приведет к расколу. Сторонниками присвоения древнечувашской истории, конечно, выступили ассимилированные татаро-кыпчаками бывшие болгаро-чуваши. Наиболее жесткая борьба по данному вопросу в Татарстане наблюдалась в 90 г. XX в. Обратим внимание читателя на статью Дамира Исхакова «Битва историков в Республике Татарстан в 1990-х годах». Материал, который представлен Д. Исхаковым раскрывает картину процесса изъятия древнеболгарской истории у чувашей. Он пишет, что понимая это, оппонирующие данной группе историки начали объединять свои силы вокруг журнала «Панорама-Форум», издание которого началось в 1995 г. при поддержке «Центра гуманитарных проектов и исследований» во главе с советником М.Ш. Шаймиева Р.С. Хакимовым. В 1995 г. там были опубликованы такие концептуальные статьи, как «Москва и Казань: модель степной дипломатии», «Хан и племенная аристократия: Крымское ханство под управлением Сахиб-Гирея», «К вопросу об этносоциальной структуре татарских ханств» Д.М. Исхакова. Параллельно усилилась публикационная деятельность сторонников этого направления в республиканской периодике. Пик ее пришелся на 1996 г.
Дискуссия началась в феврале 1996 г. благодаря необдуманному выступлению академика М.З. Закиева на годичном собрании АН РТ 20 февраля. В нем он обвинил своих противников в содействии Жириновскому (который в пылу политических баталий сделал заявки по поводу целесообразности отправки татар на их родину — в Монголию), а также сделал пассаж о том, что эти ученые «начали действовать через президентский аппарат», расшифровав свое высказывание следующим образом: «советник президента Р.С. Хакимов признал… Исхакова своим учителем и советником». Выступление академика заканчивалось апелляцией к М.Ш. Шаймиеву, чтобы тот обратил внимание на деятельность своего советника. В ответ на этот грубый наскок академика-секретаря Гуманитарного отделения АН РТ в журнале «Идел» — в его «Аналитическом центре», созданном Д.М. Исхаковым — было организовано коллективное обсуждение концептуальных проблем подготовки национальной истории татарского народа. В общем разговоре приняли участие ученые разных поколений: М.А. Усманов, Б.Ф. Султанбеков, Р.Г. Фахрутдинов, Д.М. Исхаков, М.И Ахметзянов, P.M. Амирханов, Г.Ф. Сулейманова — Валеева, P.M. Мухаметшин.
Д.М. Исхаков, открывший дискуссию и сделавший полный обзор развития исторической мысли у татар в XIX — XX вв., еще раз констатировав отсутствие концепции написания обновленной, современной истории татар, заметил, что «ограниченность «булгаристской школы» связана не с трактовкой проблемы происхождения татар от булгар, а с отказом видеть целый период истории татарского народа, связанный с Золотой Ордой и в незамечании продолжения татарскими ханствами (позднезолотоордынскими государствами) традиций Золотой Орды, в недопонимании «значения Золотой Орды и позднезолотоордынских государств в формировании этнического облика татар и их локальных групп». Б.Ф. Султанбеков заявил, что «мы обращаем слишком много внимания на булгар, идеализируя их, а Золотая Орда остается… каким-то пугалом». М.А. Усманов заметил, что «новую историю должны писать представители новых поколений».
Р.Г. Фахрутдинов, детально остановившись на проблеме периодизации национальной истории, предложил начать ее с гуннов, включив и Булгарское государство, но рассматривая его в числе раннесредневековых, однако предупредив, что историю татар надо рассматривать в широких территориальных рамках. P.M. Амирханов для преодоления противоречий между булгаристами и татаристами предложил в основу периодизации национальной истории положить развитие культурно-духовного начала, позволяющего с X в. писать неразрывную историю народа. Но при этом, по его мнению, надо исходить из общего, принятого абсолютным большинством народа этнонима «татар», закрепившегося за этносом, прошедшим сложный путь формирования из разных компонентов. Г.Ф. Сулейманова-Валеева обратила внимание на необходимость отдельного анализа проблемы формирования национальной культуры, в которой есть слой профессиональной культуры, а есть и народный слой, участвовавшие в становлении общенациональной культуры в неодинаковой степени. М.И. Ахметзянов остановился на разрушительной роли булгаристской теории, приводящей к неправильной трактовке нашей истории и позволяющей «уводить» культурное наследие в сторону. P.M. Мухаметшин указал на слабую изученность периода XVI — XVIII вв., отметив, что период становления национального самосознания в XIX — начале XX вв. остается практически также не изученным.
Хотя академик М.З. Закиев и пытался в своем выступлении на годичном собрании АН РТ доказать, что всему виной «путаник» Исхаков и один-два «следовавших ему», материалы, появлявшиеся в 1996 г. в периодической печати, говорили о другом. Например, большая статья писателя Дж. Рахимова, давно интересовавшегося историей татар, показывает — обладавшие аналитическими способностями представители национальной интеллигенции достаточно точно ухватывали суть проблем, обсуждавшихся в кругах ученых. В частности, этот писатель привел несколько серьезных аргументов (близость языка всех групп татар; фундаментальные отличия языка одной из групп булгарских эпитафий от татарского; сходство языка древнетюркских рунических надписей с татарским), позволивших ему заключить, что в формировании татар более важную роль сыграли «не булгарские компоненты» (кипчаки, ногайские татары, древние тюрки и татары, финно- угры и т.д.).
Завершая, он предложил при написании целостной истории татар обо всех их многочисленных этнических компонентах сообщать кратко во вводной части этого труда, оставив конкретный анализ для «Истории тюрок», затем показать, что Казанское ханство было прямым наследником Золотой Орды, ибо «Казань являлась золотоордынским городом», а сама Золотая Орда перестала существовать только после завоевания русскими «Казанского, Астраханского, Сибирского и Крымского ханств». Булгарское государство было еще в домонгольский период развитым государством, но его «народ нельзя считать татарами». После завоевания монголов Булгар стал «одним из улусов Золотой Орды», и его население «постепенно было татаризировано». Конечный вывод Дж. Рахимова: «без Золотой Орды не было бы татарской нации».
Заслуживает внимания и его попытка выделить среди историков разные «течения» (сторонники «удревнения» истории татар — Н. Фаттах и М. Закиев, представлявшие два ответвления этого направления; собственно «булгаристы» — А. Каримуллин и «старшее поколение» ученых из ИЯЛИ; «татаристы», поднимающие на щит Золотую Орду — Р. Фахрутдинов и его последователи). Хотя эта группировка была еще не совершенной (например, в ней плохо прописана внутренняя связь между взглядами М.З. Закиева и «чистыми» булгаристами, а также не отмечена неоднородность самих «татаристов»), она в целом суть деления национальной интеллигенции на разные группы ухватывала правильно.
Далее в 1996 г. публикации историков посыпались как из рога изобилия. В конце апреля появилась статья Д.М. Исхакова «Был ли питекантроп татарином?», имевшая подзаголовок «Об академических завихрениях». В первой части публикации говорилось о названном выше выступлении М.З. Закиева, но дальше разбирался вопрос о его научных взглядах, в первую очередь рассматривалась доказательная база и методология его взглядов о проживании предков татар в Волго-Уральском регионе «еще в скифское время». Показав полную несостоятельность этих взглядов, в частности, в лингвистическом плане, автор этой статьи отметил, что «историки-профессионалы предпочитают говорить о родине тюрков, в том числе и предков татар, не величиной с булавочную головку, а об обширном ареале между Дунаем (Буджак), Крымом, Дербентом, Поволжьем, Средней Азией и алтайскими просторами». Указывалось также, что поиск «исконно татарских земель» в Волго-Уралье ведет к тому, что история других групп татар (сибирских, крымских и др.) оказывается за пределами национальной истории — единая история расчленяется на «региональные» блоки.
Сравнив подобный подход с методологией старых трудов по «Истории ТАССР», Д.М. Исхаков заметил, что «теория» М.З. Закиева «политически вредна». Статья заканчивалась сравнением апелляции этого академика к президенту РТ с «политическим доносом эпохи Лысенко». В конце было указано: «хотя я и мои единомышленники работаем в институте, находящемся пока в вашем подчинении, мы не забываем, что он является государственным учреждением, частью АН Татарстана», а не «вашей личной вотчиной». После этой статьи ответный ход академика М.З. Закиева был неизбежен, и он появился в мае в виде серии его собственных статей. Остроту происходящему придало «Открытое письмо» группы татарской интеллигенции президенту РТ М.Ш. Шаймиеву, появившееся 17 мая 1996 г. И происходящее уже приобрело характер настоящей «битвы историков».
Мы говорили, что чувашские историки ничего не смогли противопоставить процессу изъятия. Вся история древнеболгарской цивилизации оказалась в учебниках для школ другой республики. Например, в статье «Фальсификация прошлого в учебниках «Об истории Татарстана и татарского народа: проявления, масштаб, последствия» выложенное в интернете [2]. Отмечается, что 24 апреля 2012 года в Казани Приволжский центр региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований (РИСИ) провел конференцию «Фальсификация прошлого в учебниках по истории Татарстана татарского народа: проявления, масштаб, последствия». Мероприятия прошлого в формате круглого стола.
Далее о фальсификации в данном учебнике сказано, руководитель Приволжского центра РИСИ Раис Сулейманов в своём докладе напомнил о том, что фальсификация истории в гуманитарном научном сообществе Татарстана фактически стала нормой. В республиканской научной среде многие исторические факты рассматриваются в свете «политического заказа» со стороны руководства республики, что сказывается на объективности научных исследований. Официальная историческая наука в республике все годы «суверенитета Татарстана» работала на создание образа врага в отношении Российского государства и русского народа. Даже в наше время, когда, казалось бы, годы «суверенной исторической науки» остались далеко позади, националистическая русофобская идеология, ярко проявившаяся в 1990-е годы в среде татарских историков, до сих пор процветает в гуманитарной науке республики. Плодами этой идеологии являются учебные пособия по истории, где татары противопоставляются русскому народу, а Россия позиционируется как чужое государство для татар.
Особое внимание в своём докладе Сулейманов уделил формированию антироссийского мировоззрения у молодежи региона через учебники истории.
В частности, учёный рассказал присутствующим о содержании учебника «История Татарстана. С древнейших времен до наших дней» под авторством профессоров Дании Сабировой и Якуба Шарапова, выпущенном в Москве издательством «Кнорус». По мнению Сулейманова, «это учебник с ярко выраженной антироссийской направленностью, ставящий под сомнение легитимность российского государства на территории Поволжья». Через учебник красной нитью проходит мысль о противостоянии Татарстана и России… начиная с 10 века н.э. При этом сложности взаимоотношений Киевской Руси и Волжской Болгарии авторы интерпретируют как начало этого противостояния.
Татарстан в данном учебнике с помощью словесных манипуляций объявляется одной из «древнейших стран на северо-востоке Европейского континента». Волжская Булгария и Казанское ханство идентифицируются с современным Татарстаном таким образом, что у неискушенного читателя складывается впечатление: современная Республика Татарстан (субъект РФ) существовала тогда в качестве независимого государства. Показательны названия разделов и параграфов: «Древнейший Татарстан», «Древний Татарстан», «Ранние государственные образования древнего Татарстана».
Раиса Сулейманова пишет об антирусской направленности учебника я бы добавил, изъяв у болгаро-чуваш древнеболгарскую историю, авторы нацелены на ликвидацию народа (чувашей).
По мнению руководителя Приволжского филиала РИСИ, это обычный приём идеологической манипуляции: история молодого государственного образования (если считать таковым Татарстан с момента провозглашения в 1920 г. Татарской автономной республики) искусственно удревляется и его именем называют древние государства и области. В свою очередь, это создаёт удобную возможность для экстраполяции политической ситуации времён 90-х годов XX века в прошлые века — мол, и тогда агрессивное русское государство боролось с «суверенитетом Татарстана».
Наивысшего пика своеобразное «осовременивание истории» в антироссийском духе достигает в учебнике Сабировой и Шарапова при описании событий, связанных с завоеванием русским государством Казанского ханства в 1552 г. Показательны названия отдельных глав и подглав: «Обострение Татарстано-Российских отношений» (в главе речь идёт о первой половине 16 в.), «Война за независимость», «Борьба против оккупации».
Из данного учебного пособия учащиеся узнают что «государственную границу Татарстана пересекла русская армия», «Татарстану не удалось отстоять в полной мере свою национальную самобытность». В этом же учебнике сообщается о том что «страна» после присоединения к русскому государству «состояла из двух общин: татарской, национально-подавленной, и русской, относящейся к господствующей нации». Ещё один перл в разделе, описывающем взаимоотношения Казанского ханства и Московского государства: «Москва действовала, не считаясь ни с какими моральными и международноправовыми нормами».
При этом на первой странице «труда» Сабировой и Шарапова каждый желающий может прочитать о том, что он рекомендуется к изучению Министерством образования РФ «в качестве учебника для студентов высших учебных заведений».
По мнению Раиса Сулейманова, теперь в Татарстане одним из главных тезисов при освещении исторического прошлого является признание исключительной роли Золотой Орды в образовании российского государства и переосмысление итогов отечественных войн России для татарского народа.
Как считает эксперт, это положение особенно чётко можно увидеть в выпущенном в Казани многотысячном тиражом учебнике «История татарского народа (XVIII — начало XX вв.)» для 11 класса. В этом учебнике школьникам Татарии сообщается о том, что становление Российского государства «началось в недрах улуса Джучи». А Отечественная война 1812 года, 200-летие которой будет отмечаться в этом году в России, в учебнике называется не иначе как «русско-французская», из-за чего напрашиваются параллели с тем как в украинских учебниках называют Великую Отечественную войну — «советско- немецкая». При этом учебник имеет гриф «Допущено Министерством образования и науки Республики Татарстан», а написан под редакцией сотрудников Института истории Академии наук Татарстана Ильдуса Загидуллина и Марата Гибатдинова, и завкафедрой методики преподавания современной татарской литературы Казанского федерального университета Дании Загидуллиной.
Один из авторов этого учебника, руководитель Центра истории и теории национального образования Института истории Академии наук Республики Татарстан (АН РТ) Марат Гибатдинов также участвовал в качестве докладчика в организованной Приволжским филиалом РИСИ конференции. В этот день он выступил оппонентом по отношению ко всем остальным выступающим.
Как считает Гибатдинов, который также возглавляет общественную организацию «Объединение преподавателей истории Татарстана», следует различать понятия «фальсификация истории» и «интерпретация исторических фактов». Фальсификация истории — это сознательное искажение исторических фактов. Интерпретация же тех или иных исторических фактов через призму собственных политических взглядов того или иного историка, по мнению татарского историка, не может считаться фальсификацией истории. «Каждый из нас имеет собственный субъективный взгляд на то или иное историческое событие — разве это можно считать фальсификацией?» — задал он риторический вопрос.
«Надо различать учебники школьные и ВУЗовские», — говорит Гибатдинов.
Учёный считает, что в Татарстане по сравнению с ВУЗовскими учебниками «в школьных учебниках мы видим более объективное изложение фактов, без тенденциозного подхода, обусловленного личными пристрастиями авторов». Обусловлено это тем, по мнению Гибатдинова, что школьные учебники по истории пишутся несколькими авторами, хотя и выходят под редакцией одного или двух учёных. ВУЗовские же учебники, по словам историка, «фактически представляют собой курс лекций одного или двух учёных», поэтому зачастую не удаётся избежать тенденциозности, обусловленной субъективной интерпретацией исторических фактов через призму собственных взглядов автора учебника.
Руководитель «Объединения преподавателей истории Татарстана» не согласился с тем, что в республике идёт «политический заказ» со стороны правящей элиты на антироссийское отображение исторических фактов. По его мнению, в выпускаемых в республике учебниках нет никакого искажения фактов, но интерпретация этих фактов зачастую обусловлена этноцентричным подходом.
Согласно взгляду Марата Гибатдинова, нет ничего плохого в том, что татарские историки взятие Казани русскими войсками и последующее присоединение земель Казанского ханства к русскому государству рассматривают в качестве событий, несущих для татарского народа далеко идущие негативные последствия. «Это действительно трагическая страница истории нашего народа», — считает учёный.
Однако, по мнению историка, в учебниках Татарстана доминирует не этноцентричный, но региональный подход — при описании исторических событий авторы в качестве участников эти событий стараются одинаково представлять жителей республики всех национальностей [3].
Наиболее успешно в Урало-Поволжском регионе тиражируется псевдолетопись «Джагфар Тарихы». Обратимся к американскому исследователю Ю. Шамилоглу, который в своей статье утверждает, что как мы можем объяснить устойчивое употребление термина «Булгар» в этих «досовременных» источниках. Известно, что традиционные формы «до- современной» идентичности включали идентичность, основанную на религии, местных связях и племенной принадлежности. Таким образом, традиционная идентичность должна была бы быть такова (приведём несколько примеров): мусульманин, христианин или иудей; «происходящий из Казани», «происходящий из Самарканда» или «происходящий из Туркестана»; джелаир, кунграт или найман. К Новому времени знания о племенной принадлежности у казанских татар были утеряны. Важный вопрос: насколько вписываются истории булгар, созданные на Средней Волге, в эти рамки и в какой связи они состоят (и состоят ли?) с государством Волжская Булгария? Я бы предположил, что булгарские истории этого времени не могут отражать современное им булгарское национальное самосознание, поскольку идея «территориальной нации» к тому времени в Российской империи известна не была.
Рассмотрим небольшой отрывок из «Теварих-и Булгарийе» Хисамиддина, а именно историю обращения волжских булгар в ислам. Согласно этому источнику в 9 г.х. (630 г.) пророк Мухаммад послал к булгарам проповедовать ислам. Согласно тому же источнику правителем булгар в то время был Айдар-хан, а его визирем — Барадж. Этот отрывок текста выглядит весьма спорным по многим причинам: при жизни Мухаммада Исламский халифат только начал своё распространение за пределы Аравийского полуострова, а булгары во время Мухаммада и Кубрата, вполне возможно, ещё не переселились к месту слияния Волги и Камы. Те же сведения (с небольшой разницей в именах) повторяются и Ялчигулом. Учитывая эти данные, я бы утверждал, что труд Хисамиддина Шерефеддина Булгари-Муслими — отчасти попытка написать (или подделать, или воспроизвести подделку) исламскую историю народов Поволжья, которая восходит к принятию ислама в эпоху государства волжских булгар.
Недавно Аллен Франк, также основываясь на подобных историях булгар, пришёл к выводу, что ранее существовало булгарское общинное самосознание. Франк сравнил его с идентичностью современных казанских татар, о котором я писал выше. Однако, как я уже отмечал, Франк путает различные ранние формы донациональной общинной идентификации с современными идеологическими конструктами территориальной нации.
Вопрос о существовании общинного самосознания волжских булгар в XVI-XIX вв. требует дальнейшего детального рассмотрения. Я не убеждён, что оно когда-либо существовало. Попытки же отдельных мыслителей XVIII- XIX вв. защитить его во взаимосвязи с мусульманским прошлым представляют собой обратный пример нарушения связи с прошлым [4].
Некоторые читатели могут упрекнуть меня: зачем все это? Чуваши проиграли войну за свою историю, а народ без истории не имеет будущего. Большая доля правды в этом имеется. Все верно, но мы бы не хотели отдавать свою любящую жену, своих детей другим на прелюбодеяние или ассимиляцию. И больно, когда жена сожительствует с другим, дети предают устои и традиции отца.
Литература
1. Альбина Юрату Я жить без тебя не могу / Ю. Альбина – Чебоксары, 2007. – С. 82.
2. http: // prokazan. ru / newsvz / 56971/ html.
3. http: // prokazan. ru / newsvz / 56971/ html.
4. Фальсификация исторических источников и конструирование этнократических мифов – М., 2011. – С. 279 – 280.
Источник: Сайт фонда «Волжская Болгария»

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s