МЕТОДОЛОГИЯ ПРИСВОЕНИЯ И УНИЧТОЖЕНИЯ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

http://russia-armenia.info/node/7784

10 июня, 2014
Рубен Галчян

russia-armenia.info продолжает публиковать выдержки из книги Рубена Галчяна «Азербайджанские историко-географические фальсификации».
Общеизвестно, что значительная часть культурных и исторических памятников, находящихся на территории какой-либо страны, должна принадлежать предкам местного народа. А что бывает в случае, если находящиеся на территории страны исторические и культурные памятники принадлежат не народу этой страны, а являются частью историко-культурного наследия другого, как правило, соседнего народа?
Если перед учеными и деятелями культуры данной страны ставится задача ≪создать≫ древнюю культуру, то единственный выход — присвоить то, что уже имеется, то есть чужое. Существует определенная политика: если присвоение каких-либо памятников невозможно, то необходимо их уничтожать, тем самым очищая территорию от следов чужой культуры. В этом случае пускается в ход еще одно — психологическое ухищрение, так называемая ≪проекция≫, когда обвиняешь другого в том же грехе, который совершил сам.
Д-р Каве Фаррох, перс по происхождению, заведующий кафедрой истории Ванкуверского университета (Британская Колумбия), утверждает, что турецкая интеллигенция Ширвана и Баку начиная еще с 1828 г. стала поносить и обесценивать исконно персидскую культуру, восхваляя свою, тюркскую, одновременно присваивая важнейшие образцы персидской культуры.309
Антиармянская и антииранская политика и пропагандистская кампания Республики Азербайджан соответствуют вышеуказанной политике, а именно, присвоение культурно-исторических памятников, деятелей культуры и, тем самым, целых культур и через это — присвоение регионов, а как самый радикальный шаг — уничтожение культуры исконного народа, а затем и обвинение в этом создателей этой культуры, прежде всего армян.
4.1. Присвоение и/или уничтожение историко-культурных памятников
В деле присвоения чужих культурно-исторических памятников большой опыт имеет Национальная академия наук Республики Азербайджан, чьи издания полны фальсификациями и вымыслами, о которых говорилось в предыдущих главах книги.
Древние и средневековые памятники на территории Кавказской Албании — нынешней Республики Азербайджан и Арцаха — можно разделить на две основные группы. Первая — это многочисленные и разнообразные христианские памятники, в том числе храмы, часовни, хачкары, построенные местными армянами, частично малочисленными албанскими племенами, оставшимися христианами (например, удинская церковь в селе Ниж). Памятники второй группы — усыпальницы, дворцы и мечети, построенные вторгшимися в эти земли арабами, затем и монголо-татарами, в течение веков владычества разных тюркских племен, но в основном те, что строили господствующие в регионе персы. Однако их намного меньше, чем памятников первой группы, особенно в Арцахе.
Как упоминалось выше, власти Азербайджана, действующая под их диктовку историография прилагают все усилия, чтобы присвоить культурные памятники на своей и сопредельных территориях. Если им удастся преуспеть на этом поприще, то они станут ≪преемниками≫ древней культуры, существовавшей в этом регионе более чем 2000 лет, невзирая на то, что культурное наследие принадлежит преимущественно иной цивилизации, другому народу.
План по присвоению памятников и древностей в Азербайджане начал методично осуществляться еще с 1960-х гг. Одна из публикаций, вышедших в это время, — полная фальсификаций книга Д. Ахундова ≪Архитектура древнего и раннесредневекового Азербайджана≫, лживость которой проявляется уже в самом заглавии. В книге говорится об Азербайджане, находящемся к северу от реки Аракс, однако в это время, то есть в средние века, вплоть до 1918 г., он просто не существовал, следовательно, регион этот не мог именоваться Азербайджаном. Неоднократно отмечалось, что это название принадлежит одной из иранских провинций, некогда носившей название Малая Мидия, затем — Атрпатакан. Между тем из содержания книги явствует, что под Азербайджаном Ахундов имеет в виду территорию Азербайджанской ССР.
Еще одно широко используемое в книге переименование — применение слова ≪хач-даш≫ вместо армянского термина ≪хачкар≫, в котором второй слог заменен на турецкий (≪даш≫ — по-турецки ≪камень≫). Таким образом, автор пытается ≪аргументировать≫ их принадлежность азербайджанской культуре.310
Другие примеры присвоения памятников культуры — это церковь Св. Иоанна в Гандзаке и церковь Св. Егише в деревне Ниж. В церкви Св. Иоанна изнутри и снаружи стерты все надписи на армянском языке и изображения крестов, здание превращено в концертный зал, а в церкви Св. Егише армянские надписи на входе и стенах просто уничтожены в ходе ≪реставрации≫.311
309. Kaveh Farrokh. The Process of de-Iranization of Caucasian Azerbaijan (1828 to present). Второй Международный конгресс, посвященный талышам, 12 ноября 2011 г., Ереван. Будет опубликовано в англоязычном издании «Иран и Кавказ». Leiden, 2012.
310. Д. Ахундов. Архитектура древнего и раннесредневекого Азербайджана. Баку, 1986.
311. Подробнее см.: Р. Галичян. Мифологизация истории, с. 79, 80, 85–87.
Одним из последних начинаний властей Азербайджана с целью присвоить армянские памятники культуры является изданный в 2007 г. Министерством культуры и туризма Азербайджана (при содействии ≪Фонда Алиева≫) труд ≪Памятники Западного Азербайджана≫, под редакцией Азиза Алекбарлы. Творцы этой ≪фантазии≫ — член Академии наук Азербайджана Будаг Будагов и члены-корреспонденты Вали Алиев, Джафар Кийясы и Машадиханум Немат, вопреки своему академическому званию, довели ложь до совершенства. Так, на с. 7 изображена карта Республики Армения, а под ней значится: ≪Карта Западного Азербайджана (сегодняшняя Республика Армения): историческая родина турок-огузов…≫312 По мнению авторов, территория современной Республики Армения в древние времена принадлежала Азербайджану, то есть эти земли до недавнего времени принадлежали стране, которая зародилась лишь в 1918 г.
Авторы либо не знают, либо запамятовали то обстоятельство, что тюркские племена огузов пришли из Центральной Азии и Алтая и что они через Иран и северное побережье Каспийского моря дошли до Малой Азии в средние века. Об этом пишет даже авторитетная Энциклопедия Ислама.313 Ну а если верить авторам вышеназванного сочинения, то вдруг оказывается, что эти центральноазиатские племена — кавказские аборигены, а все находящиеся на территории Республики Армения дохристианские храмы, урартские крепости, другие культурно-исторические памятники принадлежат вторгшимся сюда в средние века тюркским племенам-кочевникам.
Книга изобилует иллюстрациями находящихся в Армении значимых памятников древности, церквей и монастырей с комментариями, в которых все они приписываются азербайджанской культуре. Среди них ≪Зорац Карер≫ (≪Камни воинов≫, известный также как ≪Караундж≫), урартская крепость Эребуни, наскальные изображения Ухтасара в Сисиане и почти все армянские монастыри и церкви, включая Татев, Санаин, церкви Севана, Ереруйка, Талина, Касаха, Талиша, Одзуна, Авана и многие другие. Вот несколько примеров из упомянутой книги:
• С. 28–29: изображена урартская крепость Тейшебаини (VIII в. до н.э.). Надписано: ≪Древнетюркская крепость≫.
• С. 30–31: изображен эллинистический храм Гарни. Надписано: ≪Тюркский храм и крепость Гарни≫.
• С. 50–51: изображен монастырь Хор-Вирап. Надписано: ≪Древнетюркский храм≫.
• С. 90–91: изображен Гошаванк, армянский университет XII в. Надписано: ≪Армяно-тюркский храм Гошаванг≫.
• С. 98–99: изображен монастырский комплекс Татев. Надписано: ≪Албанотюркский христианский храм≫.
• С. 60–61: изображен основанный в IV в. кафедральный собор Эчмиадзин. Надписано: ≪Армяно-тюркский храм Учкилиса≫, VII в.
312. Aziz Alakbarli. Les Monuments d’Azerbaijan Ouest. Baku, 2007, p. 7.
313. The Encyclopaedia of Islam. Volume 2. B. Lewis, Ch. Pellat, J. Schacht, ed. Leiden and London, 1965, pp. 1106–1107.
• С. 106–107: изображен монастырь Ахпат X–XI вв. Надписано: ≪Тюркский храм Агбат≫.
• С. 126–127: изображен монастырь Агарцин X–XV вв. Надписано: ≪Албано-тюркский памятник Агарцин≫.
• С. 148–149: изображена церковь Нораванк, построенная князьями Орбелян. Надписано: ≪Огузско-тюркский памятник Амагу≫.
• С. 154–155: изображен Сагмосаванк XIII в. Надписано: ≪Тюркско-христианский храм Сагмосаванг≫.
Приведенные в этой книге определения и названия — серьезный вызов историкам мира. Им предстоит еще долго ломать голову, чтобы понять, кто же такие эти средневековые тюрки-христиане, что построили множество церквей, храмов и сотни других памятников культуры на территории Армении и Арцаха.
Особой целенаправленностью отличается изданное на азербайджанском и русском языках иллюстрированное сочинение академиков Национальной АН Азербайджана И. Алиева и К. Мамедзаде под названием ≪Албанские памятники Карабаха≫.314
В этой книге Карабах отмечен как один из укромных уголков Азербайджана. В книге отмечено несколько значимых ≪албанских≫ памятников, среди них монастырь Агоглан (Цицернаванк, VI–VI вв.), Хутаванк (Дадиванк, IX–XIII вв.), Амарас (V в.), церковь Св. Елиса (монастырь апостола Егише, IV–XIV вв.) и Гандзасар (IX–XIII вв.). Они представлены как образцы древнеалбанский архитектуры, построенные руками албанцев, хотя во времена возведения этих монастырей и окрестных подсобных строений лишь незначительная часть албанских племен оставались христианами. Авторы со спокойной совестью ≪не замечают≫ также лапидарные надписи этих монастырей на армянском языке и многочисленные хачкары — факты, оставленные их создателями.
* * * * *
Как отмечалось выше, для власть предержащих Азербайджана существует еще один путь — искоренение и уничтожение памятников. Девиз подобной политики: ≪если возможно — присваивай, невозможно — уничтожай≫. Для фальсификатора подобный стиль работы весьма удобен. Факт уничтожения в дальнейшем можно приписать войнам и землетрясениям, утверждая, что это были албанские памятники, а другой вариант — и вовсе отрицать, что когда-либо они существовали.
314. И. Алиев и К. Мамедзаде. Албанские памятники Карабаха. Баку, 1997.
Все это в полной мере применяют власти сегодняшней Республики Азербайджан и азербайджанские историки, все более изощряясь в своих фальсификациях.315
Ярким примером полного уничтожения исторических памятников являются тысячи хачкаров средневекового армянского кладбища в Джуге, которые Д. Ахундов в своей работе называет ≪албанскими≫.316 Но даже эта лжепринадлежность не смогла спасти хачкары от полного уничтожения.
Эти каменные памятники ≪провинились≫ лишь в том, что носили на себе армянские лапидарные надписи и имена армян. Еще с 1960-х гг. азербайджанцы объявляли, что это албанские и азербайджанские надгробные камни. Но в 1996–2005 гг. это кладбище постепенно было уничтожено. Последней фазой было окончательное разрушение памятника с участием армейских частей Азербайджана. На месте средневекового кладбища был построен военный полигон. Все это снято и документировано наблюдателями с иранской границы.317
16 января 2003 г., еще до начала последней фазы разрушения, Католикос Всех Армян Гарегин II направил письмо духовному главе Азербайджана Шейх-Уль-ислам Аллахшукюру Паша-заде, выражая озабоченность состоянием джугинского кладбища в Нахиджеване, и просил его содействия в сохранении этого средневекового памятника всемирного значения (письмо — номер 176, 16.01.2003). Шейх-Уль-ислам на это ответил письмом от 27.02.2003, где утверждал, что дошедшие до Католикоса сведения о памятниках на территории Нахиджевана (которые, кстати, по его определению, являются албанскими) недостоверны и нет причин для беспокойства. Между тем азербайджанскими властями, возможно, уже был разработан план по уничтожению хачкаров в 2005 г.
315. Подрoбнее см. также: Ս. Կարապետյան, Հայկական հուշարձանների եղեռնն Ադրբեջան մ // Հայոց ցեղասպան թյ ն. պատճառներ u1085 և・ դասեր, մաս 2, Երևան, 1995, էջ 30, 31 և այլն; Ս. Կարապետյան, Բ ն Աղվանքի հայկական վիմագրերը, մատենաշարի գիրք 1, Երևան 1997, էջ 48–49; Հ. Մար թյան, Հայ ինքն թյան պատկերագր թյ նը։ Հ. 1. Ցեղասպան թյան հիշող թյ նը և Ղարաբաղյան շարժ մը, Երևան, 2009, էջ 295; Р. Галичян. Мифологизация истории, с. 75–98; Ս. Կարապետյան, Հայկական հ շարձանների վիճակը Ադրբեջան մ // Վարձք, № 3, 2010–2011:
316. Д. Ахундов. Архитектура древнего и раннесредневекого Азербайджана.
317. Armen Haghnazarian. Julfa. The Annihilation of the Armenian Cemetery by Nakhijevan’s Azerbaijani Authorities. Yerevan, 2006. См. также: Patrick Donabedian, Lucy Der-Manuelian, Steven Sim and Argam Aivazyan. The Destruction of Jugha and the Entire Armenian Cultural Heritage in Nakhijevan. Bern, 2006; Rouben Galichian. The Invention of History; Azerbaijan, Armenia and the Showcasing of Imagination, pp. 73–88; Р. Галичян. Мифологизация истори, с. 99–102; Haik Demoyan. Azerbaijan. Vandalism as Usual. Yerevan, 2010; Ս. Կարապետյան, Հայկական հ շարձանների վիճակը Ադրբեջան մ, էջ 10–11:
13 февраля 2003 г. вице-спикер парламента Германии (Deutsche Bundestag) д-р Анье Фолмер, позвонив чрезвычайному и полномочному послу Азербайджана в Германии Г. Садыгову, сделал запрос о дошедших до него сведениях по поводу снесения джугинского кладбища.
Посол Садыгов после длительного молчания письменно ответил следующее:
Будьте снисходительны за задержку с ответом, ибо понадобилось время для исследования и ответа на этот запутанный историко-политический вопрос. На названной территории было и поныне находится кладбище, история которого начинается с IV в. В армянских источниках это кладбище названо «Хачкара» [наверное: хачкар], которое, однако, принадлежит доисламскому Азербайджану, называвшемуся когда-то Кавказской Албанией. К счастью, информация, дошедшая до Вас, недостоверна и беспочвенна. Кладбище попросту находится в сейсмоактивной зоне, и стоящие надгробные камни в течение веков постепенно разрушились.318
Письмо посла Азербайджана в Германии содержит сразу несколько лживых утверждений: прежде всего то, что хачкары якобы относятся к периоду до VII в.; второе, что они якобы разрушились из-за землетрясений, и наконец, что это албанские, или, точнее говоря, были албанские памятники.
Как сочинение Ахундова, так и письма Шейх-ул-Ислама и посла Азербайджана в Германии, называя кладбище в Джуге ≪албанским≫, тем самым подтверждают его наличие, но после уничтожения кладбища позиция азербайджанских властей изменилась: теперь они утверждают, что никакого кладбища и не существовало. Подобные заявления полностью противоречат письменным утверждениям как Шейх-ул-Ислама, так и посла Садыгова о реальном состоянии кладбища.
Такова политика азербайджанских властей, а именно: присваивать, что возможно, а если невозможно — уничтожать! Точно так же они поступали с существовавшими на территории Нахиджеванской Автономной Республики армянскими церквями и монастырями,319 ибо они доказывали присутствие там армян с древнейших времен, а количество христианских памятников в десятки раз превосходило число мечетей. На остальной территории Республики Азербайджан также уничтожались армянские церкви, а те редкие, что остались, ≪очищены≫ от армянских надписей и иных армянских следов.320
318. Перевод двух абзацев письма посла Азербайджана Садыгова от 24 июня 2003 г. вице-спикеру бундестага Германии Анье Фолмеру. Подробнее ’84{см.: Р. Галичян. Мифологизация истории, с. 95–98.
319. Об исторических памятниках Нахиджевана см.: Ա. Այվազյան. Նախիջиան. Գիրք հ շարձանաց, Երևան, 1990; Նախիջиանի ԻՍՍՀ հայկական հ շարաձանները, Երևան, 1986, и др.
320. См.: Р. Галичян. Мифологизация истории, с. 75–98.
Следует отметить также, что начиная с 1926 г. азербайджанские власти Нахиджеванской АССР всячески запрещали возвращение в Нахиджеван коренного армянского населения, которое в 1910–1922 гг. было вынужденно покинуть свои города и села.321
4. 2. Присвоение письменной культуры и деятелей культуры
В арсенале азербайджанских фальсификаций имеется еще одно оружие — по мере возможности присваивать историков, ученых, писателей, родившихся, живших на территории Азербайджана или писавших об этой земле, и независимо от этнического происхождения объявлять ≪азербайджанцами≫. Приводим лишь небольшую часть этих деятелей культуры и ученых.
4. 2. 1. Азербайджанские источники утверждают, что Мовсес Каганкатваци (или Дасхуранци) — азербайджанский историк.322 По-видимому, азербайджанские лжеисточники настолько размножились и стали казаться достоверными, что даже американский историк Одри Альтштадт в своих исследованиях, ссылаясь на азербайджанские источники, упоминает ≪албанского историка Моисея Каганкатлы…≫323 Очевиден результат азербайджанских подлогов: даже специалисты-историки стали верить их фальсификациям.324
4. 2. 2. Место рождения знаменитого персидского поэта и мыслителя Низами Гянджеви (1141–1209) — персидский город Гянджа, но так как Гянджа ныне находится на территории Азербайджана, азербайджанцы объявили его ≪азербайджанским≫ поэтом.325
Низами запечатлен на 500-манатовой банкноте выпуска 1993–2006 гг. Центробанка Азербайджана, а в 2008 г. в честь 800-летия смерти поэта банк выпустил памятную золотую монету в 100 манатов.
4. 2. 3. Насируддин Туси (1201–1274) родом из города Тус восточноперсидской провинции Хорасан. Это знаменитый персидский математик, ученый и астроном.
321. Վ. Խոջաբեկայն, Բ. Ասատրյան, Նախիջևանի հայ թյան պատմ թյ նից // Սովետական մանկավարժ, 1988, № 10, էջ 37–45։
322. Victor Shnirelman. Указ. соч., с. 154.
323. Altstadt. Указ. соч., с. 6, 12.
324. С критической статьей об «Истории Агванка» Фариды Мамедовой (редактированной З. Буниятовым) о сочинении Каганкатваци выступил Баграт Улубабян. См.: Ф. Мамедова. «История Албан» Моисея Каланкатуйского как источник по общественному строю раннесредневекой Албании. Баку, 1977; Б. Улубабян. Еще одна произвольная интерпретация армянской «Истории страны Агван» // Вестник архивов Армении, 1979, № 2, с. 219–232.
325. Heydarov and Bagiyev, ed. Указ. соч., с. 105.
Он в 1259 г. в городе Марага построил обсерваторию для сельджукского хана Холаку; фундамент обсерватории сохранился и поныне. Пользуясь тем фактом, что Туси был в Мараге, находящейся в Атрпатакане или, по мнению азербайджанских властей, в Южном Азербайджане, его также решили считать ≪азербайджанцем≫.326
4. 2. 4. З. Буниятов в предисловии к переводу книги Есаи Хасан-Джалаляна (ум. в 1728 г.) ≪Краткая история страны Агванской≫ представляет его как албанского историка, умалчивая, что Есаи происходил из рода армянских меликов (князей) Хасан- Джалалянов Хачена. Несколько членов этого рода служили католикосами Гандзасара, коим являлся и сам Есаи. В своей книге он называет себя армянином и уделяет особое внимание армянам и их судьбе.327
4. 2. 5. Атрпатаканский поэт Хусейн Бейджат-Табризи (1906–1988) известен под псевдонимом ≪Шахриар≫. Родился в Тавризе, в персидском Атрпатакане, получил образование в Тегеранском университете. Так как он тоже родом из Атрпатакана, то есть ≪Южного Азербайджана≫, современные азербайджанские ученые с легкостью называют его ≪азербайджанцем≫.328
4. 3. Проявление агрессии и проекции в уничтожении историко-культурных памятников
В психологических защитных механизмах личности существуют явления, называемые ≪переводом агрессии≫ или ≪проекцией≫. Эти защитные механизмы служат для преодоления личностью комплекса вины, неприятных и неприемлемых для нее ощущений. В первом случае лицо в целях самозащиты подсознательно начинает верить сведениям, не соответствующим действительности, и жить в мире иллюзий, переводя и выражая свою фрустрацию зачастую крайней агрессией по отношению к третьему лицу. Другой случай — проекция, что можно перевести как ≪отражение≫, — это невольное и неосознанное приписывание или передача своих собственных неприятных чувств, свойств, склонностей другому лицу.
Фактически ≪я≫ защищается переложением на другое лицо своих психологических и физических трудностей и проблем. Перевод агрессии может произойти либо непосредственно по отношению одного лица, в случае его отсутствия агрессия может выражаться косвенно, отражаясь на третье лицо, тем самым фрустрации данного лица переводятся и превращаются в агрессивное обращение против третьего лица. При проекции родители часто свои трудности и страхи проявляют как ощущения своего ребенка.
326. Tale Heydarov. Указ. соч., с. 94.
327. Եսայի Աղ անից կաթողիկոս Հասան Ջալալեանց, Պատմ թիւն համառօտ Աղ անից երկրի, էջ ը։
328. Tale Heydarov. Указ. соч., с. 106.
Обратившаяся к психологу мать часто пытается убедить его, что у ребенка страх темноты или замкнутых помещений. Исследования в таких случаях нередко показывают, что все эти фобии выражаются у самой матери, которая невольно проецирует их на ребенка.329
Исследования феноменов перевода агрессии и проекции в основном проводились по отношению к индивидууму и его окружению, но можно взглянуть на проблему и с другой позиции, переводя ее на более широкий, прежде всего семейный, а также на национальный уровень. Например, члены одной семьи часто приписывают другой семье свое негативное к ним расположение и чувства, тем самым сбрасывая с себя вину и перекладывая ее на других, подсознательно успокаивая свою совесть и прикрывая чувство возможной сопричастности. Проекция может наблюдаться также в области межплеменных и международных отношений.
Часть нынешней азербайджанской пропаганды подвержена влиянию этих психологических факторов, переходящих от личностных к национальным, в более обширную сферу. Процесс перевода и последующая агрессия, а также акт проекции, переходя на народные массы, побуждает их в первую очередь превращать другой народ в мишень агрессии, развитой вследствие фрустрации, и избавляться от ответственности, сваливая путем проекции вину за собственные преступные деяния на других. Тщетные поиски национального исторического прошлого породили в среде азербайджанской интеллигенции чувство фрустрации и разочарования, один из защитных механизмов которого — следующая за ним агрессия. Она проявляется, в частности, в умышленном уничтожении находящихся на территории собственной страны, но построенных другими народами культовых сооружений, древностей вообще и иных культурно-исторических памятников. Таким образом, уничтожаются принадлежащие другим памятники старины и прошлое, в чем так нуждаются хозяева страны.
При последующей проекции разрушители культурно-исторических памятников избавляются от собственных грехов, обвиняя в подобных деяниях своего воображаемого врага, в данном случае — армянский народ.
Одним из примеров крайнего выражения экспансивной агрессии является варварство, совершенное в Нахиджеване, где почти все из многочисленных армянских церквей ныне полностью уничтожены, где местному населению запрещено даже упоминание о них и о некогда живших в городах и селениях Нахиджевана армянах. ≪Вина≫ нахиджеванских монастырей и церквей в том, что здешние исламские сооружения малочисленны и невзрачны, а армянские превосходили их как числом, так и архитектурой. Еще один яркий пример — это полное истребление тысяч хачкаров средневекового кладбища в Джуге.
329 Խ. Գասպարյան, Մ. Մելիք-Փաշայան, Բժշկական հոգեբան թյ ն, Երևան, 1995, էջ 62–64։
В изданной в Азербайджане книге ≪Война против Азербайджана≫330 приводятся сделанные со спутников некачественные снимки азербайджанских или агванских (а в действительности — армянских) культурно-исторических памятников и церквей, якобы разрушенных армянами.
В списках, приводимых в книге, названия примерно 1800 строений, которые, по утверждению авторов, пострадали от рук армян. Однако в результате тщательного изучения выясняется, что сельские жилища и государственные сооружения в большинстве своем разрушены вследствие войны, а нередко доказывается обратное: то, что эти строения стоят и поныне.331 При всем множестве фотоснимков и таблиц авторы книги оплошали в выборе целого ряда фактов и не смогли убедительно преподнести даже такую простую проекцию. Например, в описании спутниковых фотоснимков исламского кладбища и его окрестностей в Агдаме говорится, что армяне якобы полностью разрушили исламские кладбища и усыпальницы, и приводятся в качестве доказательств два видных кладбища в Агдаме и еще два в окрестностях и указываются названия трех из них: Угурлу Бег, Мир Али и Кангарлы.
Однако на снимках отчетливо видны тени от этих усыпальниц, доказывающие, что они по-прежнему стоят. В 2009 г. мы сфотографировали эти усыпальницы, и эти иллюстрации помещены в нашей книге ≪Мифологизация истории≫.332 Еще один пример — летняя резиденция Хамза Султана (мелика Айказа) в селе Меликашен, в двух километрах к югу от Цицернаванка. Резиденцию, по мнению авторов книги ≪Война против Азербайджана≫, разрушили армяне, однако в действительности она восстановлена и функционирует как небольшая гостиница, в которой в 2007 г. ночевал автор этих строк.333
Эти беспочвенные обвинения представляют явление более обширной и массовой проекции, а защитные психологические механизмы подтверждают, что страдающие от чувства вины всегда ищут козла отпущения, что хотя бы на время избавило бы их от этих неприятных ощущений и скверного положения.
330 О разоблачении подлогов, содержащихся в этой книге, см. также: Р. Галичян. Мифологизация истории.
331 Imranli. Указ. соч.
332 Подробнее см.: Р. Галичян. Мифологизация истории, с. 64–66.
333 Там же, с. 62–64.
Рубен ГАЛЧЯН

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s