Казахантропов” не было, а вот фальсификации были

7 ноябpя 2007
Владислав ЮРИЦЫН

https://zonakz.net/articles/19966?mode=reply
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1194470340
Мифологизация истории Казахстана перевалила все допустимые пределы
“Работа пера не менее серьезна, когда оно стирает написанное”.
Марк Фабий Квинтилиан
Непредсказуемость прошлого в Казахстане ничуть не уступает аналогичному параметру в любой другой постсоветской стране. Презентованная в дискуссионном клубе “Политон” книга “Научное знание и мифотворчество в современной историографии Казахстана” Нурбулата Масанова, Жулдузбека Абылхожина и Ирины Ерофеевой стала попыткой помочь читателю отличить историческую правду от вымысла. В обществе помимо спроса на мифы есть и потребность в правде.

“Процесс мифологизации истории приобрел такие масштабы, что волна дилетантизма внедряется в среднюю и высшую школу”, – обрисовала ситуацию Ирина Ерофеева, историк, директор “КазНИИ по проблемам культурного наследия номадов”. Книгу, ставшую поводом для заседания в дискуссионном клубе, она предложила рассматривать в качестве “начала большого и сложного разговора на серьезные темы”. Координатор Фонда Фридриха Эберта в Казахстане (с его помощью издана книга) Эльвира Пак добавила: “Это только начало дискурса”.

Для Нурбулата Масанова данный научный труд стал последним в качестве историка. Свою главу он закончил буквально за несколько дней до смерти. А вообще работа ученых стала ответом на общественные настроения, которые требуют от историков не бросаться в крайности в условиях, когда Казахстан стремительно утрачивает имидж страны научного знания и профессионального образования.

Пышный расцвет жанра так называемой “альтернативной истории” привел к тому, что в книгах подобного формата сообщается о “казахантропах”, живших 2,5 млн. лет назад. Целью же презентованного научного исследования является не задевание авторов, а развенчивание дилетантских точек зрения. При этом ученые не только критикуют, но и предлагают пути преодоления данной ситуации.

“Эта книга с элементом юмора, потому что серьезно комментировать псевдорациональные суждения трудно”, – заметила г-жа Ерофеева. Помимо сугубого вымысла можно встретить и книги, представляющие собой смесь науки и искажений. В этой связи Ирина Ерофеева добавила следующее: “Есть слово “ученый”, которое подразумевает личную позицию и умение отстаивать истину. Когда знаешь, что было так, но пишешь по-другому – уже не ученый, потому что фальсифицируешь”.

Реальный исследователь учитывает все имеющиеся источники, даже с диаметрально противоположными точками зрения, потому что замалчивание источников – тоже путь в лагерь дилетантов.

“Мифологизация – извечный процесс, сопровождающий научное знание в виде околонаучного”, – отметила Ирина Ерофеева. Потом она добавила, что к художникам и писателям мы не можем предъявлять требования, как к ученым-историкам. Просто в силу того, что театр – это театр, а у науки свои правила и законы. “Общий уровень образования должен помогать человеку отличать научные знания от псевдонаучных”, – подчеркнула она. Интеллектуальная среда должна системно способствовать размежеванию этих сфер.

Журналист Ярослав Разумов задал докладчику вопрос о том, что, возможно, мифологизация происходит не от злого умысла “историков”, а в силу их неумения.

“Уровень исторического образования упал очень сильно и заметно. Во многих вузах профессионалов остались единицы”, – констатировала положение дел Ирина Еврофеева. Однако в деле создания мифов данный фактор все-таки второстепенный.

Розлана Таукина, журналист, затронула тему некачественных учебников, в том числе по истории, и тиражируемого в них абсурда под видом реального знания. Из-за этого многие ученики уже не имеют возможности поделить, например, батыров на реальных и вымышленных. “Есть большая загадка, каким образом и кто получает заказ на написание учебников”, – ответила на это г-жа Ерофеева. К тому же государственный заказ на учебники является достаточно прибыльным бизнесом, принося доход в десятки тысяч долларов.

Один из участников дискуссии заметил, что хотя с учебниками, которые пишут аффилированные дилетанты, и полный завал, но их абсурдность в какой-то мере компенсируется, если так можно выразиться, совершенной не читаемостью таких “произведений”.

Сауле Жакишева, ведущий научный сотрудник Института истории, рассказала о том, как создавался государственный стандарт по историческому образованию. Сначала три группы так называемых “ученых”, получив деньги, не смогли его написать, потом дело доверили профессионалам. Но после того как стандарт был создан, в качестве эксперта государственные органы прислали одного из видных мифотворцев. То есть такое звено как выбор качественных экспертов тоже отсутствует.

Журналист, а по образованию историк Мирас Нурмуханбетов заметил, что и Нурсултан Назарбаев не сильно обеспокоен исторической точностью. В своем произведении “В потоке истории” у него андроновцы (культура эпохи бронзы) жили в Казахстане 2 тыс. лет назад, что никак не соответствует любым археологическим данным. На самом деле андроновская культура датируется значительно более ранним периодом.

Историк Сара Касабулатова задалась вопросом, есть ли хоть один ученый, который сможет проанализировать теоретико-методологические основы отечественных историков. Потому что стал довольно распространенным парадокс, когда преподаватель первую лекцию студентам читает о неправильности марксистского формационного подхода, а потом выдает материал как раз на его методологической основе.

“История тесно связана с таким понятием как национализм, – заметил политолог Рустем Кадыржанов. – Нурбулат Масанов эту связь очень тонко чувствовал”. Понимание ситуации позволяло ему противостоять нездоровым силам в преднамеренном искажении исторического прошлого страны.

В последнем абзаце главы, написанной Нурбулатом Масановым – “Мифологизация проблем этногенеза казахского народа и казахской номадной культуры” – написано следующее: “Тем же, кто упоенно внемлет мифотворцам, хотелось бы напомнить древнюю восточную мудрость: Бойтесь изливающих сладкий шербет хвалы, ибо подобен он смертельному яду змеи”. Как бы ни были “сладки” извергающиеся на массовое сознание мифы, они несут в себе “яд”, способный парализовать созидательные начала общества, зародить в нем болезнь самовлюбленного Нарцисса. А чем закончил этот юноша, всем известно. Наше Отечество достойно отнюдь не такой судьбы”.

Историк Беймбет Ирмуханов считает, что мифологизация истории задается местными элитами (сам он категорически против употребления слова “элита” в отношении этих людей), потому что “местные, добравшиеся до власти, нуждаются в идеологии”.

Историк Павел Карпов из Казахстанско-немецкого университета обратил внимание на востребованность фальсифицированной истории, и реальным ученым просто не хватает ресурсов, чтобы этому противостоять. Ирина Ерофеева по данной проблеме заметила следующее: “Определенный политический заказ есть, но в области истории его не стоит преувеличивать. Здесь есть и элементы клановости, региональные моменты. С точки зрения государственной идеологии нонсенс, когда два хана – Абулхаир и Аблай – искусственно сталкиваются”.

“Мифы пусть живут в той сфере, где им положено жить”, – подчеркнула г-жа Ерофеева.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s