ПРЕЗИДЕНТЫ И АРХЕОЛОГИЯ, ИЛИ ЧТО ИЩУТ ПОЛИТИКИ В ДРЕВНОСТИ

В. А. Шнирельман

// Ab Imperio, 2009, № 1
Далекое прошлое и его политическая роль в СССР и в постсоветское время

10-14 семинар социология / Семинар 14 Этничность и история / История как способ формирования национальной идентичности / Президенты и археология
http://www.studfiles.ru/preview/2708941/
http://asyan.org/potra/%D0%9C%D0%B5%D0%B6%D0%B4%D1%83%D0%BD%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D1%8B%D0%B9+%D0%BA%D1%80%D1%83%D0%B3%D0%BB%D1%8B%D0%B9+%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%BBa/part-3.html

Почему людям так важна связь с предками? И почему речь часто идет не об индивидуальной генеалогии, а об обобщенных предках народа, о глубоких исторических корнях? Чем привлекает отдаленное прошлое и почему особую страсть к нему испытывают этнические меньшинства и молодые национальные государства, возникшие из обломков бывшей империи? Почему образ отдаленного прошлого кажется им столь привлекательным и почему ему иной раз удается оказывать на людей более сильное эмоциональное воздействие, чем мифам о недавнем прошлом?
Во-первых, недавнее прошлое достаточно хорошо освещено документами, в нем действуют известные люди со всеми их достоинствами и недостатками, и этих людей нелегко идеализировать. Достоинством далекого прошлого является то, что о нем мало что известно, и поэтому имеющиеся скупые свидетельства, допускающие самую разную трактовку, позволяют создавать весьма привлекательные образы отдаленных предков. Во-вторых, общественные отношения недавнего прошлого отягощены социальными барьерами, и такое общество трудно представить органическим единством. Зато общества отдаленного прошлого, обезличенные разрушительным действием времени, много легче изобразить в виде культурных целостностей и наделить их единой волей, превратив в коллективных былинных богатырей, культурных героев. И это сплошь и рядом используется современными политиками для преодоления внутренних расколов в обществе, вызывающихся социальными или религиозными противоречиями, а также трибализмом или регионализмом. В-третьих, не всякое прошлое способно удовлетворить запросы современных народов. Для многих из них последние столетия ассоциируются с колониальным гнетом, рабством и зависимостью. Все это, разумеется, не способно воспитывать чувство самоуважения и гордости за предков. Более привлекательным кажется отдаленное доколониальное прошлое, когда народ был свободен, независим, устраивал славные военные походы против врагов, имел значительные самостоятельные культурные достижения (изобретение металлургии, письменности, создание богатой фольклорной традиции, возведение величественных архитектурных сооружений и т. д.) и в оптимальном варианте обладал своей достаточно древней государственностью. Такое прошлое и представляется Золотым веком. Наконец, в-четвертых, популярно мнение, что многовековая преемственность придает особый престиж культуре и заставляет считаться с ее носителями, позволяя им претендовать на высокий социальный статус. Следует иметь в виду также то, что образ отдаленного прошлого социален по определению в том смысле, что он важен не столько для отдельного индивида, сколько для группы, поскольку наделяет ее идентичностью.
В то же время между идентичностью и образом прошлого существует обратная связь: сам образ нашего прошлого во многом зависит от нашей идентичности. Например, нетрудно догадаться, что доминирующее большинство и этническое меньшинство могут представлять себе прошлое весьма по-разному. Вот почему идентичность играет принципиально важную роль в том, как люди выстраивают свое общее прошлое.
В России историю народа как этническую впервые стал разрабатывать известный русский историк К. Н. Бестужев-Рюмин. Если его предшественников занимала политическая история России как государства, то для него субъектами исторического процесса стали отдельные народы, и выпущенная им в 1872 г. “Русская история” повествовала, прежде всего, о русском народе. Кроме того, он отказался от понятия “доисторический период”, считая, что весь период существования человека на Земле следует относить к истории. Поэтому историческими источниками он признавал не только письменные документы, но любые остатки человеческой деятельности. Он был, пожалуй, первым русским историком, который отводил огромную роль изучению археологических данных, считая их ключом к древнейшей истории народа. Тем самым открылся путь к ее безграничному расширению далеко за пределы письменной истории. Правда, этот подход восторжествовал только в советское время после того, как во второй половине 1920-х гг. этнические меньшинства стали протестовать против своего статуса “народов без истории”.
Особый акцент на древнем прошлом нерусских народов в ущерб изучению более поздних эпох объяснялся еще одним фактором. Начиная со второй половины 1920-х гг. советские руководители все с большим недоверием и опаской относились к исламу, а затем к этому прибавились страхи по поводу пантюркизма, паниранизма и панфиннизма. Поэтому исследования средневековой истории государств Средней Азии, Кавказа и Поволжья-Приуралья, прежде всего исламских, со временем стали встречать все больше препятствий. Считалось, что история таких средневековых государств возбуждала местный национализм и этнический сепаратизм. Кроме того, исследование средневековой истории в целом неизбежно ставило вопрос о легитимности включения нерусских народов в состав Российского государства и о сопротивлении, которое народы этому оказывали. Таких неудобных вопросов советские ученые пытались избегать. Поэтому, если средневековый период и изучался археологами, то акцент делался на “домусульманском прошлом” или, по меньшей мере, на “домонгольской эпохе”. Зато никаких серьезных препятствий для изучения первобытного прошлого не было. Поэтому в отдельных республиках возникли довольно сильные археологические коллективы, причем первобытная и раннесредневековая археология развивалась там более динамично и эффективно, чем изучение более поздней истории. При этом местных археологов более всего интересовали корни своих народов и их культурные достижения в далеком прошлом. Все это остается в силе до сих пор.
С 1930-х гг. отдаленное прошлое стало важным символическим ресурсом, находившим в СССР широкое применение. Почему и в каких условиях происходило освоение этого символического ресурса? Советский Союз и современная Россия по своему политико-административному устройству относятся к категории этнофедеративных образований. В таких государствах особым реальным или символическим статусом обладают так называемые титульные нации, давшие свое название автономиям. Их привилегированное положение опирается на язык, культуру или религию, имеющие на данной территории глубокие корни и в силу этого позволяющие титульным нациям считаться “коренным населением”. Апелляция к “глубоким корням” и придает здесь особое значение отдаленному прошлому. Ведь если язык, культура или религия задают социальные границы общности, то образ прошлого привязывает ее к территории, наделяет требуемой исторической глубиной и связывает с образом предков. Там, где этничность получает те или иные политические права, как это и бывает в этнофедеративном государстве, следует говорить о политизации и институциализации этничности, что имеет далеко идущие последствия. В том числе это ведет к этнизации истории, а изучение этногенеза становится важной интеллектуальной основой нациестроительства.
Превращение этнической общности в этнополитическую требует органицистского подхода, рисующего общество спайным организмом с закрытой строго очерченной культурой. Именно эту потребность и обслуживает примордиализм, тесно связанный с национализмом. Напротив, конструктивизм и создаваемый им образ открытой культуры связаны с глобализацией, проблематизирующей границы и делающей их зыбкими. Борьба этих подходов, тем самым, отражает неравномерность развития: если одни общества уже пережили эпоху национализма, то другие еще только в нее вступают. Этнический национализм увлечен идеей автохтонизма, обосновывающей высокий статус коренных народов и прочно связывающей их с территорией своего нынешнего обитания. Он озабочен проблемой единства нации и защитой ее территориальной целостности. Он без устали ищет моральные образцы для подражания, рисуя предков победоносными завоевателями, культуртрегерами, создателями культурных ценностей и государственности, а то и вовсе изображает их первонародом. Все это служит легитимизации современной политики и способствует эффективной политической мобилизации. При этом в своем крайнем выражении примордиализм ведет к биологизации этничности и слиянию образа этнонации с расой. В итоге “кровь” увязывается с “почвой”.
В отличие от многих современных аналитиков я полагаю, что политизация этничности в СССР произошла вовсе не в период перестройки, когда свою активность проявили этнонациональные движения. Это случилось много раньше – в 1920-х гг., когда СССР начал формироваться как этнофедерация, т. е. конгломерат отдельных республик со своими собственными титульными народами и нетитульными меньшинствами. Поэтому, если историю США невозможно понять без обращения к феномену расизма, то историю Советского Союза и современные процессы в постсоветских государствах нельзя понять, игнорируя этницизм, т. е. постоянное использование этнического фактора в идеологии и политике, включая этническую дискриминацию. Сегодня много говорится о возрождении религии, и немало специалистов обратилось к исследованию религии как важного фактора современной политики. Религия действительно переживает ренессанс, и новые государства Евразии не остаются в стороне от этого процесса. Тем не менее в массовом сознании религия занимает место не столько веры, сколько важного культурно-исторического ресурса. А этничность сохраняет свою ключевую политическую роль, которой ее наделили советская идеология и основанная на ней практика национально-государственного строительства. Ведь они политизировали этничность, тесно связав ее с административно-территориальными образованиями.
В результате во всех постсоветских государствах сохраняется принцип, согласно которому только “коренные народы” имеют право на образование своих территориальных автономий, причем такие претензии обосновываются, прежде всего, апелляцией к длительной исторической связи народа с данной территорией. Отсюда стремление всеми силами углублять свою историю, а также наделять отдаленных предков высоким престижем, связанным с их славными деяниями. При этом, если в советское время идея славного прошлого легитимизировала призрачный суверенитет отдельных автономных образований, то в постсоветский период властные элиты новых государств используют ее для преодоления постколониального синдрома, легитимизации своей власти и укрепления национального единства перед лицом новых вызовов. В частности, образ общего славного прошлого используется властями для преодоления трибализма или комплекса неполноценности, а также для повышения морального духа народа ради успешного нациестроительства.
В то же время в составе государства или автономий всегда имеются малочисленные (или даже многочисленные) этнические группы, отличающиеся от титульной нации и не обладающие своей собственной формальной административной единицей. Они всеми силами используют свое культурное своеобразие и образ особого прошлого для преодоления дискриминации. В ряде случаев апелляция к славному прошлому служит политике ирредентизма, примером чему являются лезгины Южного Дагестана, чье положение усугубляется тем, что после распада СССР они фактически превратились в расколотую нацию, разделенную на две части государственной границей между Россией и Азербайджаном. Не меньшую роль “политика прошлого” играет в стратегии непризнанных государств (Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах), обосновывающих свое право на существование ссылками на былую независимость своих народов и их особый путь развития.
Кроме того, до сих пор дают о себе знать застарелые проблемы репрессированных народов. Самой тяжелой из них является статус Пригородного района, переданного в 1944 г. в состав Северной Осетии и служащего ныне яблоком раздора между ингушами и осетинами. Вряд ли надо объяснять, какое огромное влияние борьба за территорию оказывает на выработку тех или иных версий давнего прошлого.
Наконец, новым болевым моментом стало положение, в котором оказались в постсоветское время русские, обитающие за пределами России и в той или иной мере испытывающие давление со стороны местных властей, действующих от имени титульных наций. Во многих случаях русские рассматриваются там как нежелательные пришельцы, гости, колонизаторы или оккупанты, и кое-где ведется целенаправленная политика их вытеснения. В ответ радикальные русские националисты культивируют “арийский миф”, пытаясь с его помощью отстаивать права русских на всей территории Евразии.
Таков политический контекст формирования и расцвета идеологий, ставящих своей целью восстановление справедливости в постсоветском мире. Ядром таких идеологий очень часто служит этноисторический или этногенетический миф, повествующий о славном прошлом далеких предков, что будто бы должно придать их потомкам особый вес в глазах мирового сообщества и послужить залогом славного будущего. При этом новые этноцентристские версии прошлого нередко выдвигаются под флагом борьбы с европоцентризмом. В частности, в тюркской среде популярны подходы, отвергающие основные положения индоевропейской теории как “политизированной” и служащей интересам “колониализма”. В этом отношении показательны многочисленные попытки тюркских ученых пересмотреть вопрос о языковой принадлежности населения степной зоны бронзового и раннего железного века. Если в советское время речь шла о каких-то индоевропейских группах или ираноязычных кочевниках, то в последние двадцать лет немало ученых тюркского происхождения всеми силами пытались наделить их тюркоязычием.
Исходя из того, что политики и интеллектуалы вначале ставят перед собой задачу и для ее решения вырабатывают ту или иную концепцию, а затем пытаются использовать такую концепцию на практике, я соответственно строю и логику моего анализа. Вначале я рассматриваю все еще слабо изученные связи между научными репрезентациями древнейших этапов истории и политикой в СССР и показываю, как и по каким причинам текущие политические интересы оказывали и до сих пор оказывают влияние на представления о древних обществах и их роли в глубоком прошлом. Я также обращаю внимание на то, в какой сложной ситуации выбора оказываются местные ученые. Затем я анализирую, какие именно интерпретации далекого прошлого, почему и в какой обстановке поддерживались властью в постсоветских государствах Центральной Азии и Южного Кавказа. При этом я обращаю внимание на то, как новые этногенетические мифы подкрепляются “научным знанием” и используются для нужд текущей политики, в частности, путем устройства массовых праздников. После этого я останавливаюсь на интересных случаях посещения президентом Путиным знаковых археологических памятников и предлагаю свою версию политических мотивов таких визитов. Далекое прошлое увлекает и некоторых президентов национальных республик, входящих в состав Российской Федерации, как демонстрируют материалы из Республики Саха (Якутия). Проанализировав взгляды и политические акции ряда президентов, я рассматриваю проблему зрелищности в политике и показываю, как этим неоднократно пользовались самые разные государственные деятели. В этом отношении немаловажным символическим ресурсом обладают и гербы государств, которые нередко являются визуальным выражением ключевых идей, заложенных в новых этногенетических мифах. Наконец, в заключение я предлагаю свою версию политической роли современной археологии в Евразии и показываю, как и почему происходит выбор тех или иных предков.

Примордиализм, этноцентризм и современное государство

Идея тюркоязычия древних кочевников была заложена в “Концепции становления исторического сознания в Республике Казахстан”, созданной к середине 1995 г. Там казахи назывались автохтонным населением, и это означало, что их предки непрерывно жили на территории республики начиная с бронзового века (с андроновской культуры). Сходные взгляды пользуются популярностью в Туркменистане и Узбекистане. Другая популярная идея в новых государствах Центральной Азии связана с реабилитацией кочевого образа жизни с помощью понятия “кочевой цивилизации”, обогатившей народы мира многими полезными достижениями. Третьей важной идеей является образ древнего монотеизма, будь то в форме зороастризма или тенгрианства, что также служит мощным орудием против европоцентризма.
Все это оказывает влияние не только на широкие круги общественности, но и на ученых. И в этом смысле мы вправе говорить о конфликте лояльностей, который бросает вызов историкам и археологам. С одной стороны, профессиональная этика требует от них держаться в рамках определенных методических процедур, однако, с другой стороны, их включенность в общественную жизнь заставляет их постоянно вспоминать о своей этнической идентичности, о своей принадлежности к большинству или меньшинству, что очень часто отражается на их профессиональной деятельности. Это включает сам выбор направления исследований, подходы и методику, отбор материалов и их интерпретацию. Здесь-то и кроются основы стойкой приверженности к эссенциализму и неизбывной тяги к изучению этногенеза и этнической истории, опирающихся на культурно-исторический подход.
Чтобы быть убедительными, новые этноцентристские версии далекого прошлого должны оперировать научными данными и выглядеть наукообразными. Но тут возникает серьезная проблема, с которой неизбежно сталкивается создатель мифа о прошлом. Она заключается в том, каким образом можно совместить заранее сформулированную априорную идею с научными фактами, либо не способными дать ей прочные основания, либо вообще полностью ей противоречащими. Для решения этой проблемы приходится производить определенную манипуляцию с научными данными, прибегая как к некоторым методам, принятым в науке, так и к прямым подлогам. В частности, в последние годы широко распространяются подделки, такие как “Влесова книга” у русских и украинцев или “Джагфар тарихы” у татар-булгаристов. К материалам, сомнительным либо по самой своей сути, либо по своей интерпретации, относятся также “алупанская письменность” у лезгин, “карачаевские летописи” Н. Хасанова, “рукопись Ибрагимова-Магомедова” у чеченцев-аккинцев, “хуламская плитка” у балкарцев, “майкопская плитка” у абхазов и адыгейцев. Такие фальшивки вызывают энтузиазм местных этнонационалистов и кое-где даже внедряются в систему школьного образования. Немалую роль в их популяризации играют некоторые местные ученые, иной раз находящие поддержку в столичных академических центрах.
Но какую бы активность в этом отношении ни развивали местные интеллектуалы, в конечном итоге популярность тех или иных версий далекого прошлого зависит от поддержки органами государственной власти и ведущими политиками. Ведь постсоветский мир – это мир высокой грамотности и всеобщего школьного образования. Но во многих постсоветских государствах школа и основные СМИ находятся в руках государства или, по меньшей мере, испытывают огромное влияние со стороны центральной власти, старающейся формировать национальную идеологию, основанную на этноцентристском мифе. В таких условиях образы предков и далекого прошлого в той или иной степени контролируются государством, пытающимся осуществлять господство над социальной памятью. Этому служат памятные даты и праздники, памятники и мемориалы, списки великих деятелей прошлого, ритуалы, топонимика, краеведческие музеи, репрезентация народной культуры и государственная символика. Кроме того, память о прошлом поддерживается журналистами, а также находит место в художественных произведениях, живописных полотнах, театре и кино. Например, в современной России немалой популярностью пользуется “фолк хистори”, повествующая о древних славянах, и на эту тему снимается немало художественных фильмов. В сфере искусства производится как отбор исторических фактов и событий, так и их переосмысление. И именно в контексте социальной памяти отдельные исторические факты или события становятся знаковыми и обретают статус ключевых, имеющих основополагающее значение для данного социума.
Но учреждение общенациональных праздников, отбор национальных героев и великих людей и чествование их юбилеев, возведение одних памятников и разрушение других, изменение топонимики, введение в государственную символику исторических сюжетов и реликвий, – все это происходит при активном участии властей. Мало того, нередко именно власти выделяют из государственного бюджета деньги на проведение тех или иных мероприятий, связанных с исторической памятью и торжествами вокруг установленных святынь. Иной раз именно действующие политики поддерживают одни направления исследований и тормозят или даже игнорируют развитие других. И это, разумеется, оказывает влияние на профессиональных историков и археологов. Поэтому знание о прошлом вовсе не отделено непроходимой стеной от политического процесса, тем более что, как писал Мишель Фуко, нередко именно власть определяет, что является “знанием” и что им не является.
Например, в последние десятилетия существования СССР изучение хазар и Золотой Орды встречало серьезное сопротивление и сознательно сдерживалось властями. В отношении хазар это диктовалось государственным “антисионизмом”, старательно вычищавшим иудаизм и евреев из российской истории. Что же касается Золотой Орды, то, во-первых, в стране культивировалась память о “татаро-монгольском иге”, якобы сыгравшем фатальную роль в истории русского народа, и это создавало подозрительное отношение к татарам и их истории. Во-вторых, тесные исторические взаимоотношения с Золотой Ордой позволяли Китаю предъявлять России территориальные претензии, и поэтому находки китайских вещей в золотоордынских городах вызывали раздражение властей и не афишировались.
Ухудшение отношений с Китаем в начале 1960-х гг. привело к крутой реинтерпретации археологических данных с Дальнего Востока. Если в 1950-х гг. археологи подчеркивали тесные связи древних и средневековых культур Дальнего Востока с Китаем, то позднее они стали доказывать, что местные народы развивались особым путем вне всякой зависимости от него. Территориальный вопрос затрагивал и проблему Курильских островов. Поэтому если в XVIII в. Степан Крашенинников уверенно утверждал, что на крайнем юге Камчатки обитали айны, то проводившая там в 1970-х гг. археологические исследования Т. М. Дикова всеми силами это опровергала.
Президенты и археология в постсоветском интерьере
1. Центральная Азия и Южный Кавказ – борьба за приоритеты
Политизированное отношение к археологии не умерло вместе с Советским Союзом, и сегодня ею жадно интересуются даже высшие чиновники. Так, все президенты новых постсоветских государств Центральной Азии, ссылаясь на археологию, подчеркивают древние корни своих народов, которые якобы в течение тысячелетий сохраняли свою самобытность и идентичность. Например, первый президент Туркменистана Сапармурат Ниязов не только объявил легендарного Огуз-хана родоначальником туркменской нации, но произвольно отнес годы его жизни к началу III тыс. до н. э., назвав это время “золотой эпохой”. Тем самым, “туркмены стали неотъемлемой частью древних цивилизаций от Индии до Средиземноморья” и за период своего существования якобы построили свыше семидесяти разных государств. Ниязов рисовал туркмен автохтонным народом и объявлял такие знаменитые памятники бронзового века, как Анау и Алтын-депе, свидетелями древнейших государств, якобы созданных их предками и раскинувшихся на огромном пространстве от гор Копет-Дага до Волги. В его нарративе “Рухнама”, объявленном “священной книгой народа”, туркмены рисовались “древним государствообразующим народом”, и среди их древнейших государств назывались знаменитые Маргиана и Парфия. Кроме того, он объявлял туркмен создателями колеса и первой телеги, а также древнейшими рудознатцами. Им приписывались и древнетюркские руны, получившие в науке название “орхоно-енисейского письма”, причем Ниязов относил создание “туркменского алфавита” к эпохе Огуз-хана. Таким образом, туркмены оказывались много старше ислама (“тысячелетиями наши предки были и оставались туркменами”), хотя и исламскому периоду в его книге также отдавалась дань уважения.
Первый президент Кыргызстана Аскар Акаев тоже увлекался историей своего народа. Примечательно, что свою книгу о кыргызской государственности он начал воспоминаниями о том, как в далеком детстве отец показал ему остатки древнего городища, которое, как он узнал позднее, служило столицей Западно-тюркского каганата. Любопытно, что принцип автохтонизма не казался Акаеву существенным, и он признавал, что различные племена проникли на территорию современного Кыргызстана в разное время и разными путями. Гораздо более важной он считал государственность, причем в такой степени, что провозглашал кыргызов исконно государственным народом: якобы государство имелось у них еще в конце III в. до н. э., когда о них впервые упоминали китайские источники. Руническую письменность он приписывал предкам кыргызов. Акаев с гордостью подчеркивал, что кыргызская государственность насчитывала 2200 лет, и в конце августа 2003 г. по всей республике проходили торжества по случаю этого юбилея. Акаев пропагандировал этот юбилей везде, где только возможно: на Втором всемирном курултае кыргызов, в своей лекции в Сорбонне, даже на одной из сессий ООН. В этом всемерную помощь ему оказывали известные местные ученые.
Выступления Акаева звучали убедительно, и торжества по случаю юбилея киргизской государственности проходили под эгидой ООН. В частности, он использовал эти торжества для того, чтобы заручиться поддержкой России. Он подчеркивал, что, так как древнейшая киргизская государственность возникла в верховьях Енисея, российская земля была “колыбелью киргизского народа”. Он даже заявлял: “Мы родом из России”.
Какие-либо сомнения в истинности названной президентом даты отвергались официозными СМИ как “очернительство” и “ультрарадикализм”. Между тем, после того, как в марте 2005 г. Акаев был смещен с поста президента республики, в кыргызской печати появились серьезные возражения против его версии возникновения кыргызской государственности. Было показано, что упоминания о кыргызах в древнекитайских летописях не имели однозначной трактовки и что наиболее надежные сведения о них встречаются не ранее VII в. н. э.
Любопытно, что еще во время юбилейных торжеств известный киргизский писатель Ч. Айтматов, подчеркивая их значимость, увидел в образе “древней государственности” национальную мечту, способную оказать помощь современным киргизам в справедливом устройстве своего общества. Иными словами, речь шла не столько о научной обоснованности концепции (хотя Айтматов верил ученым), сколько о ее современной социально-политической актуальности. Действительно, как подтверждает киргизский социолог, проводившиеся в республике грандиозные празднества и юбилеи были призваны привить людям самоуважение и преодолеть негативные следствия “черного самосознания”. По инициативе Акаева был сформирован моральный кодекс народа, в основу которого были положены “Семь заповедей Манаса”, заимствованные из народного эпоса. Правда, идейного вакуума это так и не заполнило.
Не меньший интерес к прошлому проявляет и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Так, в книге со знаковым названием “В потоке истории” он пишет: “Драма действующего политика состоит в том, что шлейф истории незримо присутствует в каждом его деянии или высказывании, будь то разрушительный или созидательный акт”. Стремясь поднять дух казахов, он называет их “наследниками великих цивилизаций”. При этом он подчеркивает, что казахи столетиями формировались на своей “этногенетической территории”, сохраняя там культурную преемственность и не меняя своей идентичности. Правда, при этом ему не удается избежать противоречий. С одной стороны, он призывает помнить о пятивековой собственно казахской истории, но, с другой стороны, не собирается забывать и о более величественном общетюркском прошлом; с одной стороны, указывая на открытие археологами древних городов на территории Казахстана, подчеркивает неправомерность сведения истории казахов к номадизму, но с другой – вдохновенно описывает славные деяния предков-кочевников; с одной стороны, делает акцент на синкретичном характере казахской культуры, лежащей в центре диалога самых разных евразийских культур, а с другой – настаивает на том, что казахи никогда не смешивались в массовых масштабах с другими этносами.
Опираясь на археологические данные, он пишет: “Нет нужды преувеличивать наше реальное историческое наследие. Оно столь велико и впечатляюще, что не требует никакой мифологизации”. И, апеллируя к мифологизированной пантюркистской версии прошлого, он с высоким пафосом дает отпор тем, кто говорит о “вековой отсталости степи”. Мало того, среди далеких предков он находит ведических ариев и саков, изящно обходя вопрос об их языках, которые не имели никакого отношения к тюркским. Зато он отмечает в их внешнем облике “монголоидную примесь” и с гордостью объявляет о том, что в древности они “остановили нашествие иранских завоевателей”, после чего “тюрки покорили полмира”. И он воспевает кочевые империи как “новый тип цивилизации”. Иными словами, Назарбаев создает великий националистический нарратив о предках, в немалой степени опираясь на достижения казахстанских археологов.
Президенты любят посещать археологические памятники и навещать “родину предков”, видя в этом важный символический капитал. Например, Ниязов гордился тем, что “побывал почти во всех местах древних обитаний туркмен”. В свою очередь, Акаев в июле 2002 г. съездил в Хакасию и северо-западную Монголию и сфотографировался на фоне знаменитых оленных камней. Его поездка представлялась кыргызским телевидением как посещение “земли предков”. А Назарбаев гордится тем, что дал распоряжение составить археологическую карту района Астаны, в результате чего там был найден древний город.
Отношение Ниязова и Назарбаева к наследию кочевых предков было неоднозначным. С одной стороны, оба они стремились отказаться от советского историографического наследия, представлявшего кочевников в негативном свете как разрушителей высоких цивилизаций. Поэтому они всячески прославляли кочевую культуру как особую “кочевую цивилизацию”. Однако, с другой стороны, их не оставляли сомнения, заложенные советской историографией, и они пытались изобразить отдаленных предков оседлым населением, что было связано и со стремлением доказать их полную автохтонность. Так, согласно президенту Ниязову, далекие предки туркмен были оседлыми земледельцами, введшими в оборот “белую пшеницу”. Еще в октябре 1993 г. он инициировал проведение в Ашхабаде сессии по этногенезу туркменского народа, где выразил свое неудовлетворение предками-кочевниками и дал туркменским ученым установку на поиск местных оседлых предков. Некоторым из них удалось сделать это тут же на указанной сессии.
Назарбаев менее последователен: с одной стороны, он доказывает наличие высокой культуры у кочевников, но, с другой, утверждает, что предки казахов не были вполне кочевниками, ибо у них имелись и города. При этом он опирается на археологические данные, благо они дают основание для обеих версий. Оба президента пытались связать историю своих народов с территорией их современных государств. Этому не мешали их пантюркистские экскурсы, ибо исконными и постоянными территориями обитания туркмен и казахов оказывались соответственно Туркменистан и Казахстан: даже если предки совершали далекие миграции, они в конечном итоге возвращались на “историческую родину”. В этом отношении Акаев занимал особую позицию: отмечая большую роль миграций, он протестовал против идеи об “исконной территории” и, кроме того, признавал кочевничество отсталым образом жизни и связывал прогресс с оседлостью.
Президент Узбекистана Ислам Каримов старается избегать пантюркизма и апелляции к археологическим памятникам, ибо делает установку на наследие Тимуридов как достаточно престижных предков, снабжающих Узбекистан искомой неувядающей славой. Однако и он в своих речах не без гордости упоминает о “землях древнего Турана” и Великом Шелковом пути как важных элементах символической политики. Не забывает он упомянуть и о том, что “основы узбекской государственности были заложены 2700 лет тому назад…”. Некоторые узбекские ученые идут еще дальше и изображают далеких предков тюркоязычными создателями местной оседлой цивилизации, якобы развивавшейся на территории Узбекистана еще в глубокой древности до появления там индоевропейцев.
В свою очередь, президент Таджикистана Эмомали Рахмонов, восславляя Средневосточное Возрождение, связанное с государством Саманидов IX-X вв., усматривал его корни в более ранней эпохе, когда зороастризм якобы навечно наделил предков таджиков высокой духовностью. Рахмонов с гордостью отмечал, что, несмотря на периодические катастрофы, таджики якобы в течение тысячелетий сохраняли свою идентичность и культуру, а “таджикский язык стал ведущим языком многих государств и империй”. В 2000 г. Рахмонов издал первый том своего труда “Таджики в зеркале истории” под красноречивым названием “От арийцев до Саманидов” и с тех пор в своих выступлениях с особой страстностью подчеркивал преемственность между исламской династией Саманидов и более ранним арийским зороастризмом.
Этот взгляд на прошлое опирался на разработки таджикских историков и археологов. Речь идет, прежде всего, об одном из ведущих таджикских историков, академике Нумоне Негматове, разрабатывавшем с 1994 г. “Программу комплексных исследований этногенеза и этнической истории народов Центральной Азии”. Предками таджиков он называл протоариев и ариев, придавая этим терминам не только лингвистический, но и “расово-антропологический” смысл. При этом формирование “раннеарийских общин” Негматов начинал с “эректусонеандертальского этапа Homo sapiens”, объявляя это “восходом арийской зари”.
Среди предков он также перечислял саков, массагетов, маргианцев, парнов и других ираноязычных обитателей древней Центральной Азии, которых, как мы видели выше, местные тюркские политики и интеллектуалы причисляют к своим собственным предкам. Аналогичным образом ареал формирования таджикского народа он помещал между Иранским Хорасаном и Северным Афганистаном на юге и Хорезмом на севере, где сегодня живет основная масса тюркских народов Центральной Азии. Именно с этой территорией он и связывал историческую судьбу таджикского народа, что неизбежно вовлекало таджикскую версию прошлого в конфликт с подобными версиями соседних тюркских народов. Мало того, на включенной в его книгу карте “арийская зона” охватывала огромную территорию от городов Хараппской цивилизации на юго-востоке до селений культуры Кукутени-Триполье на западе, что должно было свидетельствовать о былой славе “арийцев”. Правда, в тексте книги Негматов предпочитал говорить не об “арийской”, а об “авестийской цивилизации”, хотя “единое арийское (иранское) бытие” также находило место в его концепции.
Этот проект не ограничивался чисто интеллектуальной конструкцией, а активно использовался властями Таджикистана для укрепления таджикского национального единства, чему служили массовые общественные мероприятия. В 1999 г. под руководством Рахмонова таджики справили 1100-летие государства Саманидов как “великого национального государства”. Ведь именно с ним местные ученые связывают формирование таджикского народа и его наивысший расцвет в эпоху Средневековья, иными словами, его Золотой век. Рахмонов рассчитывал, что обращение к общей славной истории снизит социальное напряжение и приведет нацию к сплочению. Кроме того, это было вызовом давнему сопернику, Узбекистану, где в 1996 г. с помпой отпраздновали “Год Амира Тимура”. Таджикистан демонстрировал свою более глубокую, а тем самым и более престижную историческую традицию. Одним из важных символических актов, посвященных юбилею, стало установление альпинистами летом 1999 г. бюста Измаила Самани на высочайшей вершине Памира, пике Ленина, который с тех пор получил имя основателя династии Саманидов.
Затем в 2001 г. было принято решение отпраздновать новый юбилей – 2700 лет священной персидской книги “Авесты”, и это вызвало повышенный интерес таджикских ученых к проблемам зороастризма и “арийских” основ таджикской культуры. Родину Зороастра они стали с особой страстью искать в Средней Азии, т. е. на территории “исторического Таджикистана”. Так в Таджикистане центральной властью и местной интеллектуальной элитой стал культивироваться арийский миф, призванный, во-первых, сплотить нацию путем апелляции к единым древним предкам, во-вторых, наделить таджиков славой древнейших цивилизаций, в-третьих, снизить накал религиозных противоречий между суннитами и исмаилитами, в-четвертых, создать глубокие культурно-исторические основания для союзнических отношений как с Россией, так и с Ираном и, наконец, в-пятых, провести резкую границу между таджиками и узбеками, изобразив их народами с совершенно разными корнями, включая “расовые”. Кроме того, как “саманидский” проект 1997-1999 гг., так и “арийский” проект 2001-2006 гг. должны были подчеркнуть мудрость и непререкаемый авторитет Э. Рахмонова накануне президентских выборов соответственно в 1999 и 2006 гг. и ослабить позиции исламистов.
Чтобы придать этому мифу научную достоверность, таджикские ученые должны были заполнить досадный разрыв между эпохой Зороастра и Саманидами. Вскоре эта задача была успешно решена: ссылаясь на китайские источники, таджикская исследовательница обнаружила некое государство Кирпанд, существовавшее в II-VII вв. и занимавшее обширную территорию от р. Инд до Хорезма. Якобы эта “империя” была создана предками таджиков, и в ней господствовал “арийский язык”.
После этого 12 сентября 2003 г. президент Таджикистана смог с полным удовлетворением издать указ о праздновании в 2006 году “Года арийской цивилизации”. При этом он, с одной стороны, обличал расизм и дистанцировался от нацистской псевдонауки, но с другой – с гордостью говорил о “чистом культурном наследии”. Он доказывал, что “арийская цивилизация с ее культурно-нравственными ценностями, сыграла поистине очень важную роль в формировании человеческой цивилизации и связей между цивилизациями и культурами, о чем свидетельствуют исторические памятники, сохранившиеся на территориях проживания арийских народов и в других странах. Ценности арийского наследия и культуры считаются предметом гордости не только для их наследников, но и всего человечества, являясь общечеловеческим историческим достоянием”. Эти ценности казались ему настолько значимыми, что он требовал восстановления в правах названия “арии” в отношении иранских народов как традиционного. При этом, ссылаясь на археологию, он с вдохновением указывал на огромные по размерам пространства, освоенные иранскими (“арийскими”) народами в раннем железном веке. Но “извечной родиной” ариев он представлял Среднюю Азию.
В своих рассуждениях Рахмонов опирался на работы двух ведущих таджикских историков, академиков Н. Негматова и Р. Масова, которые, с одной стороны, делали все возможное для того, чтобы очистить “арийство” от нацистских ассоциаций, а с другой – обвиняли в “вековых несчастьях таджикского народа” тюркских завоевателей. С одобрением предстоящих торжеств выступил и президент Академии наук Таджикистана М. Илолов, подчеркнувший, что “тема ариев представляет собой не только и не столько историческую проблему, сколько современную”. По его мнению, арийская идентичность необходима современным таджикам для самопознания и пробуждения созидательной энергии. Любопытно, что как президент Рахмонов, так и ведущие таджикские ученые всячески подчеркивали, что обращение к наследию пророка Зороастра нисколько не противоречит исламу.
С конца 2005 г. улицы таджикских городов заполнились плакатами, украшенными знаками свастики и объявлявшими таджиков прямыми потомками славных арийцев, а в сентябре 2006 г. в Душанбе состоялся представительный форум, посвященный Году арийской цивилизации. В честь славного праздника в Таджикистане даже была выпущена памятная серебряная монета достоинством в один сом. Тогда же отпраздновали и 2700-летие Куляба, родного города таджикского президента.
Все это вызвало немедленную реакцию ведущего узбекского археолога, академика А. Аскарова, попытавшегося наделить часть арийцев тюркоязычием и изобразить их предками узбеков. Он доказывал, что степное население с эпохи бронзы было многоязычным и включало как иранские, так и тюркские группы, обитавшие в тесных контактах друг с другом. В подходе своих оппонентов узбекский академик усматривал европоцентризм с его колониальной направленностью, хотя трудно было винить таджиков в каких-либо колониальных устремлениях.
В свою очередь, некоторые туркменские интеллектуалы еще в 1980-х гг. пытались представить арийцев предками туркмен, как это делал, например, художник Сулий Яранов. Любопытно, что тогда он противопоставлял арийцев тюркам и отвергал пантюркизм. Его выступление в местной газете вызвало полемику между археологами, вновь подтвердившую значительные расхождения, существующие в науке по поводу древнего расселения индоиранцев (ариев). Если один археолог выводил их с севера из степного пояса, то другой настаивал на локализации их прародины на территории Юго-западной Туркмении. Вместе с тем, оба они отмечали древний иранский субстрат в этногенезе туркмен, что вскоре и дало повод для поисков предков туркмен в Парфии. Действительно, прошло несколько лет, и о “тюркоязычии” мидийцев, скифов, саков, массагетов и парфян заговорил советник президента Ниязова, археолог О. А. Гундогдыев. Он доказывал, что якобы они-то и были предками туркмен. Тем самым, по его словам, туркмены пронесли народное единство через тысячелетия.
Таким образом, во всех постсоветских тюркских государствах отмечается заметная тенденция к своей легитимизации путем обращения к идее автохтонизма, рисующей далеких предков безусловными “коренными жителями”, обитавшими на данной территории с глубочайшей первобытности. В этом следует видеть прямое следствие советского этнонационализма, определявшего государство в культурно-исторических, а не гражданских терминах. Вот где берет начало неизбывная тяга многих тюркских политиков и ученых отождествлять своих предков с древними местными обитателями и принижать роль известных массовых миграций кочевников. При этом стратегии “обретения предков” допускают некоторую вариативность. В одних случаях акцент делается на биологическом и культурном наследии, и тогда предки объявляются “арийцами”, которые с течением времени сменили свой изначальный язык. В других случаях те же самые предки наделяются исконным тюркоязычием. Однако все это вызывает неприятие у армянских и таджикских ученых, усматривающих в этом неправомерное “присвоение чужого прошлого”.
Между тем, принцип автохтонизма оказывается важным и для других постсоветских государств далеко за пределами Центральной Азии, где археология также оказывается важным политическим орудием. Так, не забывал об археологии и бывший президент Грузии Э. А. Шеварднадзе. В связи с тем, что археологи обнаружили в Дманиси (Южная Грузия) останки Homo erectus, датированные временем 1700–1800 тыс. лет назад, в октябре 2000 г. в Тбилиси была устроена археологическая выставка. Она была призвана продемонстрировать миру “древнейшего европейца” и тем подчеркнуть ориентацию Грузии на Европу и ее стремление влиться в сообщество европейских народов. В связи с этим посещение выставки президентом Грузии имело, несомненно, знаковый характер. Сегодня экспозиция Национального музея Грузии в Тбилиси открывается изображениями людей из Дманиси, причем им там даны грузинские имена, что должно представлять “древнейших европейцев” грузинами.
Европейская идентичность воодушевляет и нынешнего президента Грузии М. Саакашвили, выступившего перед депутатами Европейского парламента в Страсбурге со следующим заявлением: “Грузины являются европейцами с того времени, как Прометей был прикован цепями к скале и в Грузии побывали аргонавты в поисках ‘золотого руна’”. Эта концепция пытается опираться на научные данные. В октябре-декабре 2008 г. в Кембридже (Великобритания) демонстрировались археологические находки из поселения Вани эпохи Колхидского царства второй половины I тыс. до н. э. Комментируя эти находки, в своем интервью теленовостям “Евроньюз” директор Национального музея Грузии назвал Грузию “страной Золотого руна”, которая якобы всегда была с Европой. Иными словами, стремление получать щедрую финансовую поддержку и военную помощь из Европы ищет себе оправдание в глубинах древнейшей истории.
В свою очередь, во время празднования Абхазией Дня независимости 30 сентября 2008 г. в центре Сухума была вывешена огромная карта древнего царства Апсны. Этим абхазы давали понять, что объявление Абхазией независимости было легитимным актом, возвращавшим стране статус, потерянный в далеком Средневековье.

2. Президент Путин и археология

Интерес к археологии проявляют не одни только президенты центральноазиатских и кавказских государств. С самого начала своего президентского срока В. В. Путин выказывал интерес к древней истории. Летом 2001 г. он совершил поездку по Русскому Северу, заехав в Великий Новгород, где губернатор Новгородской области М. М. Прусак убеждал его в том, что именно там находилась древнейшая столица Руси. После этого в ноябре Путин встречался с ведущими московскими историками и археологами и пытался обсуждать с ними проблему создания национальной идеи. Тогда его более всего интересовал вопрос о месте Киева в русской истории и с чего начинать эту историю после обретения Украиной независимости. Историки единодушно подчеркнули выдающуюся роль Новгорода, однако к использованию аналогий из древнего прошлого для создания национальной идеи они отнеслись без энтузиазма.
Тем не менее интерес к древностям российского президента не покинул, и он первым делом обратил внимание на Старую Ладогу, древнейший город на Руси, важный торгово-ремесленный центр на Великом Волжском пути, соединявшем в IX–X вв. все земли между Скандинавией и Ираном в единую торговую систему. Старая Ладога находится в 120 км от Петербурга, и в последние десятилетия археологам удалось обнаружить там доваряжский слой, оставленный славянским населением. Еще в 1984 г. с помощью дендрохронологии для древнейшего поселения Старой Ладоги была получена дата 753 г., и в начале XXI в. власти Ленинградской области начали подготовку к торжественному празднованию 1250-летнего юбилея села. Идя навстречу настоятельным просьбам ее губернатора В. Сердюкова, 10 декабря 2002 г. президент подписал Указ “О праздновании 1250-летия основания села Старая Ладога Ленинградской области”. Этот юбилей, намеченный на 16 августа 2003 г., широко освещался и комментировался прессой, и тогда многие журналисты называли Старую Ладогу не иначе как “первой столицей Руси”. Такой подход предлагал России привлекательное решение сложного вопроса о началах своей государственности, с которым она столкнулась после отделения Украины и потери Киева.
Находясь с визитом в Великом Новгороде, 17 июля 2003 г. президент лично побывал в Старой Ладоге, эффектно поднявшись к селу по Волхову на своей яхте “Паллада”. Тогда он осмотрел Ладожскую крепость, посетил Георгиевский собор и местный Музей археологии. Этой поездке придавался особый смысл, и, как это отмечали некоторые журналисты, она была связана с мучительным поиском национальной идеи, которую российские чиновники пытались обнаружить у самых истоков Руси. Ведь именно Старая Ладога стала местом, где президент Путин провел совещание с главами муниципальных образований, посвященное малым городам России. Там он подчеркнул роль исторической памяти, недооценка которой, по его словам, создает России проблемы и не позволяет формулировать четкие ориентиры развития. Кроме того, он поднял вопрос о патриотизме как объединяющей идеологии. В частности, он заметил, что тот “должен основываться на нашей истории”. Символический смысл этих слов, сказанных на месте зарождения древнерусской государственности, очевиден. Не менее символичным выглядело и прибытие президента по реке, что должно было напомнить о традиционном появлении варяжских князей “из-за моря”. Действительно, официозная печать представляла Путина человеком, остановившим процесс развала государства и начавшим новое собирание земель, что выразилось в лаконичной формуле “восстановление вертикали власти”. В частности, в 2003 г. завершалась идеологическая и техническая подготовка укрупнения регионов, которое в конце этого года стало вводиться на практике. По-видимому, политтехнологов, разработавших сценарий поездки, соблазняли исторические параллели с деятельностью князей-Рюриковичей, тоже занимавшихся собиранием русских земель. Действительно, Путин как-то заявил, что Ладога была “древнерусским окном в Европу” и что “с берегов Волхова должно начаться возрождение России”.
Однако пребывание Путина в Старой Ладоге освещалось журналистами на удивление скупо, и, по предположению одного автора, увиденное им в Старой Ладоге не оправдало его ожиданий. Не случайно вслед за приведенными выше словами об исторических основах патриотизма президент подчеркнул, что недостаточно помнить об исторической славе, а следует добиваться своих собственных успехов и гордиться ими. Наблюдательный комментатор усмотрел в этом определенное недовольство президента несоответствием увиденного “историческим планам” организаторов этой поездки. Этот автор даже высказал соображение о том, что давняя история как политический ресурс президента разочаровала.
Однако дальнейшие события показали, что это не так. В июле 2004 г. Путин снова посетил Великий Новгород, где продолжил знакомство с местной археологией. Побывал он и в Старой Ладоге. На этот раз он даже спустился в раскоп и имел обстоятельную беседу с руководителем многолетних археологических работ, известным петербургским археологом А. Н. Кирпичниковым. Все это означает, что мысли о происхождении Руси продолжали преследовать политического лидера России, причем его интерес был далеко не узкоутилитарным. Ведь новая поездка Путина состоялась уже после президентских выборов марта 2004 г., когда он был успешно переизбран на второй срок. Кроме того, он, похоже, всеми силами пытался извлекать актуальные уроки из истории, и с этим, безусловно, связана брошенная им в беседе с археологами фраза о том, что процветание Старой Ладоги могло быть связано с интеграцией народов.
На некоторое время Старая Ладога стала местом паломничества российской политической элиты. В 2003 г. вслед за президентом ее посетил председатель Высшего совета партии “Единая Россия” Б. Грызлов, устроивший там выездное заседание руководства этой партии. В своем выступлении он рассуждал об историко-патриотическом воспитании и “восстановлении национальной исторической традиции”. Тогда он тоже подчеркнул место Старой Ладоги в истории как “первой столицы Руси”, и в его речи она представлялась “национальной святыней”. Назвав Рюрика “создателем русской государственности”, он подчеркнул “практически-политическое значение” Старой Ладоги, дающей богатый материал о “величии России.”
Похоже, интерес к археологии не оставлял российского президента и в течение его второго срока. Осенью 2004 г. он выделил из президентского фонда крупную сумму на финансирование археологических работ в Великом Новгороде и Старой Ладоге. Но самое знаковое событие произошло в следующем году. Будучи в Челябинске в мае 2005 г., Путин решил последовать совету тогдашнего главы его администрации Д. Медведева, посетившего в начале апреля историко-археологический центр “Аркаим”. И свой визит, посвященный проведению делового совещания о социально-экономическом развитии Урала, Путин начал именно с посещения Аркаима.
Поселение среднего бронзового века Аркаим, исследовавшееся на рубеже 1980 –1990-х гг., подавалось местными археологами как прародина индоиранцев (“истинных арийцев”), “прародина всех цивилизаций” и даже “колыбель мира”. В местном музее Аркаим представляют “родиной человечества”. Руководители историко-археологического центра делали все для привлечения туристов, и одно время при въезде на территорию центра их встречал щит с надписью “Здесь родился Заратуштра”. Сегодня Аркаим иной раз рекламируется как одно из семи чудес Уральского Федерального Округа.
Как и в случае со Старой Ладогой, визит президента широко освещался в прессе, делавшей рекламу Аркаиму, иной раз изображавшемуся “родиной прародителей большинства современных народов Азии и части Европы”. В некоторых СМИ Аркаим прямо ассоциировался с “арийцами”. Еще дальше шли некоторые русские националисты, объявившие его “древнейшим славяно-арийским городом”, “городом русской славы”. Вот уже более пятнадцати лет как городище стало местом паломничества представителей самых разных экзотических религий, экстрасенсов, а также неонацистов, для которых Аркаим стал культовым местом. На одном из ближайших холмов кто-то вычертил огромную белую свастику. Здесь даже функционирует “Национальный арийский союз”, промышляющий изготовлением свастик на заказ.
Между тем, прилетев на Аркаим на вертолете 16 мая 2005 г., Путин увидел в основном лишь исторические реконструкции (отрезок деревянной крепостной стены, пару “первобытных жилищ”, глиняные печи), и даже журналисты отметили, что поселение остается мало изученным, несмотря на то, что оно было раскопано почти наполовину. Во время своего двухчасового визита президент беседовал с руководителем раскопок Г. Здановичем, убеждавшим его в том, что “Аркаим может стать национальной идеей России”. Эту мысль на разный лад комментировали освещавшие визит президента журналисты. Некоторые из них предполагали, что именно на Аркаиме должны были наконец закончиться поиски национальной идеи. В национал-патриотической газете “Завтра” была помещена статья, автор которой утверждала, что по преданию в горах Аркаима в глубокой древности мужчины проходили посвящение в вожди, и высказывала соображение, что ради этого туда мог летать российский президент. Она шла еще дальше и предполагала, что он мог искать там “потерянную национальную идею”, восходящую к подвижнической деятельности Заратуштры, который будто бы именно там снабдил ариев программой самоусовершенствования. Иными словами, послание Заратуштры ариям она и считала той самой “утерянной национальной идеей”.
Однако президент России проявил благоразумие и не принял навязываемую ему арийскую идею. Правда, он обещал помочь археологическому центру деньгами. Вместе с тем, по небезосновательному мнению журналиста Д. Быкова, само посещение Путиным Аркаима придавало легитимность арийской идее. Действительно, этот визит имел знаковый характер, и ряд журналистов поспешил отметить, что он совпал с вынесением судебного приговора известному бизнесмену М. Ходорковскому. Кроме того, тогда же некоторые политики и журналисты вновь начали тревожить общественность прогнозами о возможном распаде России, связывая их с чередой бархатных революций, происходивших в ряде стран СНГ. В то же время на совещании в Челябинске президент говорил об экономическом развитии регионов, привлечении инвестиций и повышении ВВП. Там же обсуждался и масштабный проект “Урал промышленный – Урал Полярный”. Затем состоялась встреча Путина с Н. Назарбаевым, где речь шла о российско-казахстанском сотрудничестве и о положении в центральноазиатском регионе.
Иными словами, если приобщение к “наследию Рюриковичей” ассоциировалось с укреплением российской государственности, чем и занимался президент в течение своего первого срока, то визит на “родину славных арийцев” совпал с окончательным преодолением последствий экономического кризиса, победой над своевольными олигархами “неарийского происхождения” и возвращением государству контроля над жизненно важными нефтегазовыми ресурсами, новыми шагами к укреплению государственного единства и повышением роли России в мире благодаря ее энергетическому потенциалу. Бархатная революция ей не угрожала. Второй президентский срок Путина был также ознаменован реабилитацией “имперской идеи” в общественном сознании.
Между тем, репутация князя Рюрика была подмочена неясностью его происхождения, и вовсе не случайно некоторые российские историки потратили в 2002-2004 гг. немало сил для того, чтобы приписать ему славянскую генеалогию. Похоже, что ни политиков, ни общество это не убедило. В этом отношении весьма показательной представляется история публичного обсуждения проекта памятника князю Рюрику. Этот план был обнародован летом 2002 г. Вначале памятник предлагалось воздвигнуть при въезде в Старую Ладогу к ее юбилею, но такая идея не вызвала энтузиазма, и следующим претендентом на установку памятника в январе 2004 г. стал Великий Новгород. Однако и там местная общественность его отвергла, причем важными аргументами были иностранное происхождение Рюрика и тот факт, что инициаторами плана выступали шведы. Некоторым новгородцам это показалось обидным, и нового прихода “варяга” они не захотели.
Арии же благодаря Аркаиму оказались “своими”, “коренными”, и кое-кому это показалось многообещающим. Все это делало привлекательным миф об “арийской миссии”. Однако похоже, что и этот миф не оправдал ожидания российской политической элиты. Возможно, он оказался чересчур радикальным, вызывая в памяти сомнительные ассоциации. А возможно, он просто не вписывался в рамки “православной парадигмы”, к которой российская власть питает особые симпатии. В любом случае на этом увлечения российских чиновников седой древностью закончились, и они обратились к эпохе Средневековья.

3. Саха-Якутия, “арийство” и “арктическая цивилизация”

Руководители отдельных российских автономий тоже не забывают об историко-культурной перспективе. Так, бывший президент Республики Саха (Якутия) М. Е. Николаев, подобно своим центрально-азиатским коллегам, даже опубликовал специальную книгу о происхождении якутов. Особый интерес в ней вызывают два момента – во-первых, стремление объявить прародиной человечества “Арктиду”, а во-вторых, желание обнаружить у якутов “арийские корни”. И то, и другое опирается на гипотезы, высказанные рядом советских авторов в 1980-х гг. В 1983–1987 гг. местный археолог Ю. А. Мочанов изучал раннепалеолитическую стоянку Диринг, расположенную на берегу р. Лены к югу от г. Якутска. Обнаружив там комплекс очень ранних каменных орудий, он счел это убедительным доказательством в пользу идеи о “внетропической прародине человечества”. Однако другие специалисты встретили эту гипотезу скептически, полагая, что стоянка относилась к гораздо более позднему времени, чем настаивал ее исследователь. Что касается “арийских корней”, то это предположение опирается на работу сибирских генетиков, обнаруживших сходство некоторых генетических показателей у индоевропейских и тюрко-монгольских народов, и они даже заявили в 1987 г. о том, что “арии должны быть субстратной основой якутского этноса”. В том, что в глубокой древности ирано- и тюркоязычные кочевники вступали в тесные взаимодействия и смешивались, нет никаких сомнений. В ходе таких смешений мог происходить и обмен генами. В этом нет ничего удивительного, ибо, как сегодня надежно доказано, в мире нет каких-либо “чистых” этнорасовых групп. Чем же привлекают наших современников какие-либо особенности своей “крови”, почему они считают возможным ими гордиться? И почему, хорошо зная о спорности датировки Диринга, президент Николаев все-таки отдавал предпочтение ранним датам?
Для политика ценность научных гипотез состоит отнюдь не в доказательности, а в их способности обслуживать его политический проект. В данном случае речь идет об инвестициях в северные территории и об их интенсивном освоении на благо местных народов при условии бережного отношения к северной природе, что в течение многих лет является приоритетом политической линии Николаева. Поэтому он не устает подчеркивать, что после распада Советского Союза Россия стала “северянкой” и “полярной державой”.
Идея о зарождении человечества в северных широтах максимально приближает якутов к “прародине” или даже помещает их в ее центр. Ведь иной раз Николаев пытался представить Якутию такой именно “прародиной”: “Якутия – родина Жизни, по крайней мере на Земле”. Это якобы придавало якутам особый престиж, ибо, по его словам, сохраняя свой образ жизни, они нисколько не отставали от мировой цивилизации. По той же причине ему импонировала идея особой арктической (циркумполярной) цивилизации, у которой остальной мир мог бы многому поучиться. В то же время он порой отдавал дань идее полигенизма и утверждал, что Арктида (Гиперборея) была родиной “белых и желтых народов”, тогда как Африку он оставлял “чернокожим”. В этом контексте идея генетического родства с “арийцами” пришлась как нельзя кстати. Ведь она позволяла якутам не только настаивать на своей равноценности европейским народам, включая русских, но обосновывать это общностью происхождения с ними. Так “расовая идея” позволяла бороться с “ориентализмом” и преодолевать образ “варваров”. И, как это ни парадоксально, в таком контексте местные сибирские интеллектуалы позитивно воспринимают разработанный русскими радикалами миф о движении “арийцев” из Арктиды, компонентом которого служит миф об Аркаиме.
Кроме того, “арийское происхождение” дает якутам возможность углублять свои исторические корни и включать в свое наследие не только раннетюркский, но и предшествующий ему скифо-сибирский пласт. Именно поэтому некоторым якутским интеллектуалам, включая ученых, представляется важным приобщиться к былому арийскому величию. Тем не менее одними из своих главных предков они называют тюркоязычных кочевников-курыкан, оставивших в Прибайкалье следы своего пребывания в эпоху раннего Средневековья, и этот сюжет также находит место в книге Николаева.

Политизированные образы прошлого как зрелище для народа

Иной раз приобщение к славе предков происходит иным путем. В ряде случаев древние поселения национального значения используются политиками для каких-либо знаковых поступков: заявлений, проведения избирательных кампаний и пр. Известные примеры связаны с французскими политиками, выступавшими на древних памятниках, связанных с памятью о деяниях галлов. Так, в 1985 г. при поддержке президента Ф. Миттерана были проведены престижные археологические раскопки на месте галльской крепости Бибракте на Мон-Беврей, где вождь галлов Верцингеторикс пытался добиться их объединения в борьбе с римлянами. Поэтому, выступая на церемонии открытия археологических исследований, президент назвал Бибракте “местом, где совершилось первое событие в нашей истории”, и объявил эту крепость национальным символом. Раскопки в Бибракте дали мощный импульс развитию местной археологии, придав ей национальное значение. Они еще раз подтвердили идентификацию Франции с Галлией. К той же идее прибегали и другие французские политики: лидеры оппозиции Жискар д’Эстен и Жак Ширак начали свою избирательную кампанию в 1989 г. именно в Жерговии, где галлы одержали внушительную победу над римскими легионами. В свою очередь, Национальный Фронт Ле Пэна среди прочих лозунгов использовал шовинистический лозунг “Галлию галлам”. В 1990 г. Ле Пэн провел свою пресс-конференцию в Алезии, где галлы потерпели окончательное поражение. Там он призывал французов “держаться своих корней” и “сопротивляться вторжению” иммигрантов. Как мы видели, аналогичную символическую стратегию в ряде случаев пытался применять и Путин.
В других случаях во время избирательных кампаний или при произнесении знаковых речей политики принимают образ какого-либо древнего героя. Так, летом 1991 г. Лал Кишан Адвани, глава праворадикальной партии Бхаратья Джаната, участвуя в избирательной кампании в Индии, нередко выступал в образе бога Рамы. А в Южной Индии бывший киноактер, ставший политиком, пытался остаться в своей должности на второй срок, делая себе рекламу с помощью плакатов, изображавших его в ролях разнообразных богов, которые он играл в хорошо известных фильмах. И это оказывало большой эмоциональный эффект на настроение избирателей. В свою очередь бывший президент Ирака Саддам Хуссейн одно время стремился вести свой род от вавилонского царя Навуходоносора II и иной раз даже изображался рядом с ним на плакатах и картинах. Затем, уже в 1990-х гг., он нередко уподоблял себя древневавилонскому царю Хаммурапи и произносил речи от его имени.
Депутат Верховной Рады Украины Олесь Доний предпочитает выступать перед избирателями в одеянии анархиста, причем выбирает для таких встреч бывшую столицу махновцев Гуляй Поле. А президент Саакашвили после поражения в краткосрочной войне в Южной Осетии в августе 2008 г. сравнил свои действия против России с действиями Св. Георгия, боровшегося с Римским императором. В грузинском контексте такая метафора имеет глубокий смысл и звучит убедительно, ибо Св. Георгий считается небесным покровителем Грузии.
Все это говорит не только о роли зрелищности в политике, но и о стремлении политиков легитимизировать свои решения и действия ссылками на едва ли не вечные геополитические расколы и архетипы, с железной последовательностью заставляющие “лидеров нации” веками и даже тысячелетиями действовать совершенно определенным способом, что якобы мало зависит от их личной воли. В устах и действиях ряда политиков это может опираться и на “волю богов”, что возвращает в современную политику принципы древнего мира, давно утратившие свою легитимность. Между тем, в ряде случаев это действует на общественные эмоции, которые посильно эксплуатируются политиками в своих целях, внося в публичную политику изрядную долю популизма. В этой парадигме находит свое место и поиск достойных предков, к могуществу и мудрости которых можно было бы апеллировать.
Таким образом, интерес президентов и других политиков в новых постсоветских государствах к прошлому не столько вызывается сугубо познавательными целями, сколько прямо связан с поиском национальной идеологии и символической презентацией своих политических проектов. Это осуществляется разными способами: пишутся Великие национальные нарративы, где большое место уделяется образу нужных предков; для своих выступлений политики иной раз выбирают значимые исторические места; иногда некоторые политики пытаются уподобляться историческим героям, включая далеких предков. Кроме того, предкам возводятся памятники, их заслуги отмечаются национальными праздниками, их именами называются улицы и площади городов. Описанию героических деяний предков посвящаются романы и кинофильмы.
Этот поиск наполнен драматическими коллизиями, ибо далеко не всегда предлагаемые учеными версии отвечают тайным чаяниям верховной власти. В таком случае ученые могут и пострадать, как это не раз происходило в Туркмении в 1990-е гг. Иной раз власть оказывается не в состоянии сделать выбор из предлагаемых ей противоречащих друг другу версий истории, и тогда национальный нарратив страдает отсутствием внутренней логики. Вместе с тем, отнюдь не логики ожидают от мифа его заказчики. Ведь главную ценность составляет его мобилизационный потенциал, и именно поэтому миф апеллирует в первую очередь к эмоциям, а не к разуму. Вот почему важнейшими средствами репрезентации мифа служат вовсе не труды ученых, а художественные произведения, кинофильмы, массовые праздники и гулянья, социально-политические ритуалы, памятники героям и их чествования, плакаты и реклама, сообщения СМИ, топонимика и пр.
Кроме того, внимательные наблюдатели уже не раз отмечали, что празднования великих исторических дат нередко организуются накануне президентских выборов, что позволяет действующим президентам использовать народное ликование для поддержки своей кандидатуры или кандидатуры своих ставленников.
В этом плане определенный интерес представляет и введение археологических ассоциаций в государственную символику. Так, современный герб Казахстана, наряду с кочевническими мотивами, включает изображение крылатых коней, взятое из древнеиранской (парфянской) традиции. Таким образом, герб апеллирует к упомянутому выше этногенетическому мифу, национализирующему наследие древних ираноязычных кочевников.
Герб Республики Туркменистан также отсылает к отмечавшемуся выше мифу о синтезе земледельческого и кочевого наследия. В нем сочетаются изображения, с одной стороны, традиционных ковров и скакуна-ахалтекинца, а с другой – хлопка и пшеницы. Все это соответствует версии этногенеза, представленной в “Рухнама”.
Новая якутская национальная символика также не обходится без этногенетических мотивов. Саха-якуты подчеркнули свою культурно-генетическую связь с прибайкальскими скотоводами-курыканами, воспроизведя в центре герба изображение всадника-знаменосца с раннесредневековой писаницы, относящейся к курумчинской археологической культуре VI-X вв.
В свою очередь, в первой половине 1990-х гг. власти Северной Осетии добавили к ее названию термин “Алания” и включили аланские атрибуты в государственную символику (бело-красно-желтый флаг, символизирующий трехчастное деление аланского общества, и аланский золотой барс на республиканском гербе). А первый президент республики А. Галазов неоднократно называл осетин “наследниками скифо-сарматской цивилизации”. В связи с этим в современной Осетии огромной популярностью пользуются археологические исследования, связанные со скифо-сарматской и особенно аланской тематикой.
Таким образом, государственная символика оказывается нагруженной глубоким смыслом и демонстрирует то, каким власти видится место данного народа в мире и в каком образе она хочет представить его мировому сообществу. Эта символика очень часто апеллирует к примордиальным этническим корням, подчеркивая неразрывную связь с романтизированными древними предками и их высокими моральными ценностями.

Археология Евразии на службе политики

Итак, сегодня археология Евразии пользуется большим политическим спросом, и интерес общества и бизнеса к ней растет. Однако этот интерес отличается крайней односторонностью. Политики более всего ждут от археологии легитимизации новых современных государств и своей собственной власти, а также подтверждения своих претензий на те или иные спорные территории. Поэтому политики видят основную пользу археологии в служении официальной националистической идеологии. Бизнес заинтересован в развитии туризма, однако пока что ведет себя вяло, и сегодня основные инвестиции направляются в совершенно иные сферы, дающие гарантированную прибыль. Поэтому туристическая инфраструктура остается неразвитой, а многие местные краеведческие музеи страдают от недофинансирования и влачат жалкое существование. Что же касается общественности, то она ждет от археологии сенсаций. Сегодняшний религиозный ренессанс ведет к тому, что публику более всего интересует не само по себе прошлое, а связь археологических памятников с какими-либо чудесными непознанными явлениями. Вот почему не иссякает поток любителей оккульта, “арийской астрологии” и неоязыческих верований на Аркаим, вот откуда у людей тяга к “тайнам” древних дольменов и вот почему иных так увлекают “загадки гиперборейской цивилизации”. В ряде случаев эта религиозная экзальтация наслаивается на националистические настроения, и люди представляют далеких предков могучими магами и чародеями. В частности, не лишена этого и упоминавшаяся выше арийская идея. Нелишне отметить, что такие чувства подогреваются СМИ, и в погоне за читателями и зрителями журналисты готовы пропагандировать самые странные фантазии, выдавая их за реальные факты и представляя далеких от науки людей неординарными учеными, якобы самоотверженно ведущими поиски в неизведанном направлении.
В этих условиях археологам следует самим вести более активный диалог с обществом и простым языком объяснять цели и методы археологических исследований. Чтобы нейтрализовать роль фантазий на темы далекого прошлого, в изобилии встречающихся в современной популярной литературе, археологи должны сами терпеливо объяснять публике свои концепции. Немалую роль могло бы сыграть вдумчивое изучение истории таких концепций и их связи с социальным климатом разных исторических эпох. В особенности речь идет о ряде опасных концепций, имевших одно время широкую популярность, к которым, прежде всего, относится расовый подход к развитию общества. Археологам надлежит оперативно реагировать на использование археологического знания в шовинистических и расистских целях. Сегодня, когда, выступая за “чистоту арийской расы”, скинхеды убивают “чужаков”, археолог не имеет права писать об истории “ариев”, не откликаясь на события современности и делая вид, что ничего не происходит.
Вот почему в выпущенных недавно книгах, написанных профессионалами и посвященных индоиранской проблеме, их авторы совершенно справедливо отмежевались от неонацистских интерпретаций “арийской проблемы”, подчеркнув связь таких псевдонаучных взглядов с ксенофобией и шовинизмом. В противном случае занятия “арийской проблемой” становятся безответственными. И вовсе не случайно знаменитый английский археолог Г. Чайлд, начавший свою карьеру выпуском книги об “арийцах”, полностью отказался от этой тематики в начале 1930-х гг., когда опасность нацистского расизма стала более чем очевидной.
Таким образом, в новых постсоветских государствах археология развивается по националистической траектории, что, как отмечал Брюс Триггер, типично для постколониального мира. При этом повсюду власть нуждается в национальной идее, способной превратить всех обитателей государства в единый спайный организм. Ради этого политики и обращаются к истокам, будь то истоки государственности, народа или культуры. Идея истоков богата самыми разными смыслами. Во-первых, обнаруживая единых примордиальных предков, она превращает граждан в единую семью и позволяет использовать метафору родства, которая призвана превратить людей в органическое единство и укрепить их лояльность государству. Таким способом политики пытаются преодолеть трибализм, регионализм или социальные/религиозные расколы. Во-вторых, она снабжает сконструированную общность общим прошлым и длительной временной преемственностью, что наделяет “единую семью” “глубокими корнями” и укрепляет чувство единства. В-третьих, она позволяет ей стать носительницей общей древней культуры, богатой самобытными достижениями. А это, в свою очередь, дает возможность оперировать метафорой самобытности, наполненной ценностным содержанием. Ведь “самобытность” призвана легитимировать право на самостоятельное развитие. В-четвертых, обращение к далекому прошлому позволяет обнаружить реальную или воображаемую древнюю государственность, что дает основание представить отдаленных предков носителями государственного начала. Тем самым получает легитимность “борьба за национальное освобождение”, а становление нового государства рисуется как справедливое удовлетворение вековых народных чаяний и восстановление своей утраченной в прошлом государственности. Любопытно, что в этой перспективе создателем государства изображается не знать, а “народ”. Археология способствует этому, поскольку она имеет дело с обезличенным прошлым и ее героями являются не отдельные личности, а абстрактные группы, скрывающиеся за понятием “археологическая культура”. В-пятых, обращение к предкам и их героической деятельности легитимизирует те или иные действия современных политиков, которым богатая самыми разнообразными и весьма неоднозначными событиями история всегда готова предоставить примеры для подражания.
Наконец, немаловажным представляется и то, в каком образе предстают примордиальные предки. Ведь чтобы стать примером для потомков, им надлежит быть носителями высокой морали и создателями безусловных культурных ценностей. Например, предки-земледельцы ценятся выше, чем предки-кочевники. Действительно, следы деятельности первых обнаружить легче, и их культурные достижения (архитектура, искусство, ремесло, памятники письменности) оказываются не в пример более выразительными. Кроме того, их культурные памятники маркируют строго ограниченную территорию, которая считается по праву принадлежащей их потомкам и легитимирует “национальное государство”. Не стоит и говорить, что потомкам кочевников оказывается много сложнее прибегать к таким аргументам. Поэтому сегодня даже у потомков кочевников (туркмен, азербайджанцев, турков) возникает соблазн изобразить своих предков оседлыми земледельцами.
Далее, предки, веками отстаивавшие свою территорию и свой суверенитет, ценятся выше, чем предки-завоеватели, варварски разрушавшие построенное другими. Правда, обычно делается исключение для тех предков-завоевателей, которые осуществляли “цивилизаторскую миссию” и несли культуру и государственность “дикарям”. Такие аргументы открывают широкое поле для интерпретаций. Ведь завоевание можно представить справедливым возмездием за прошлые обиды. Кроме того, можно сделать акцент на умении предков строить государство и преуменьшить разрушительные последствия их завоевательной деятельности. Так, например, и происходит с образом ранних тюркских государств, который сегодня создают историки Центральной Азии и Казахстана.
Также немаловажно, кого именно выбирают в предки. В этом отношении показателен образ князя Рюрика и варягов на Руси. С одной стороны, с ними связаны начала русской государственности, причем тем самым она оказывается государственностью европейского типа и позволяет России представлять себя европейской страной. Кроме того, факт участия варягов в создании русской государственности позволяет России одерживать символическую победу над Украиной, ибо начатки государственности сложились сначала в Старой Ладоге и Новгороде и лишь затем достигли Киева. Однако если у русских царей с их германскими корнями образ Рюрика никаких сомнений не вызывал, то для нынешних россиян тот оказывается чужаком-пришельцем, чья деятельность лишает русскую государственность “самобытных основ”. Вот откуда неизбывное стремление ряда русских историков и археологов наделить его славянским происхождением. Правда, большого успеха такие попытки до сих пор не имели. Поэтому образ Рюрика страдает амбивалентностью.
Гораздо более привлекательным может казаться образ “арийцев”. Ведь шовинистическая историография уже давно наделила его достаточно престижными качествами. Во-первых, “арийцам” приписываются высокие креативные способности, и они рисуются создателями культурных достижений мирового значения. Во-вторых, их наделяют высокой духовностью и связывают с ними появление “истинных моральных ценностей” и “первой мировой религии” (зороастризма). В-третьих, их изображают успешными завоевателями, покорителями больших пространств. В-четвертых, повсюду они исполняют роль культуртрегеров: знакомят “варваров” и “дикарей” со своими культурными достижениями и создают им государственность. Все это позволяет нам понять стремление немалого числа современных интеллектуалов Евразии приписать своим народам “арийское происхождение”. Особенно соблазнительным это представляется тем, кто способен связать происхождение и древнейшее прошлое “арийцев” со своей собственной территорией и истоками своей культуры.
В этом отношении миф об Аркаиме выглядит особенно показательным. Гипотеза российских ученых о том, что Аркаим и родственные ему памятники были оставлены индо-иранцами, т. е. “арийцами”, была моментально подхвачена СМИ и пришлась по вкусу, прежде всего, самым разным радикалам, как русским, так и тюркским. Ведь мало того, что обнаружение “арийских памятников” на российской территории побудило немалое число интеллектуалов (как русских, так и нерусских) связать их со своими предками. Заявление археологов о том, что они обнаружили “прародину ариев”, породило соблазн сделать Россию примордиальной территорией исконного обитания “арийцев” и протянуть прямую линию преемственности между “арийцами” и славянами. Тем самым, русские якобы оказались прямыми наследниками “арийцев”, и сегодня этот аргумент популярен в устах русских расистов и неонацистов, для которых это означает неоспоримое право на огромную территорию, экспансию и гегемонию. Неравнодушны к такому аргументу и некоторые российские политики. В этом смысле поездки Путина и Медведева на Аркаим оказываются знаковыми. Правда, попытки Г. Здановича сделать Аркаим “национальной идеей” России как будто бы не возымели на них действия.
В гораздо большей степени “арийская идея” увлекла президента Таджикистана, ухватившегося за нее для решения ряда насущных политических задач. То же самое происходит и в Северной Осетии, где местные власти при поддержке местной научной интеллигенции активно культивируют “аланскую идею” (разновидность “арийской”). Наконец, совершенно неожиданно к “арийской идее” сегодня обращаются духовные лидеры небольших народов и мигрантских меньшинств, в устах которых она приобретает совершенно иное наполнение – речь идет о борьбе за равноправие и сопротивление дискриминации. В этом случае люди верят, что наличие общих “арийских предков” сможет улучшить их взаимоотношения с доминирующим большинством, сделав их “близкими родственниками”.
Рассмотренные выше данные показывают, что власти не только заинтересованы в подходящем образе далеких предков, но и оказывают разностороннее влияние на процесс археологического исследования. Во-первых, власть способна щедро финансировать те археологические проекты, которые отвечают ее насущным интересам. Во-вторых, она сама может определять объекты исследований (особые памятники, особый регион, особая эпоха, особая историко-культурная группа). В-третьих, она оказывает влияние на интерпретацию полученных материалов, стремясь получить от ученых именно тот продукт, который лучше обслуживает “национальную идею”. Так власть контролирует “научное знание”, тем самым, лишая его ореола “непорочности”.
Опираясь на полученные таким способом данные, власть инициирует создание Большого нарратива и запускает его в общество, прибегая к помощи школы, СМИ, кино- и теле-продукции, театрализованных постановок, музейных экспозиций, рекламы, художественных и музыкальных произведений. Национальный миф используется для устройства всевозможных торжеств и массовых праздников. Заложенные в нем идеи и образы служат основой для национальной символики (государственные гербы, флаги, церемонии, памятники, места народной славы и пр.). Мало того, общественные деятели прибегают к ссылкам на национальный миф в своей риторике для легитимации той или иной политики. А исторические места и памятники, объявленные национальными святынями, могут служить удобным местом для политических воззваний или важных политических заявлений. Наконец, для создания себе привлекательного имиджа политик может принять образ любимого национального героя, фольклорного богатыря, древнего царя или даже божества. Тем самым, образ прошлого используется как не подлежащая критике традиция, которой нужно слепо следовать, ибо она поддерживается авторитетом далеких предков. Но, как мы видели, сегодня образ нужных предков создается вполне сознательно и целенаправленно с использованием самых современных научных технологий. В результате не традиция управляет современностью, а современность придает традиции такой облик, который требуют интересы текущей политики.
Упомянутые мифы о предках, создаваемые на основе археологических и фольклорных данных, становятся в эпоху национализма важным политическим и культурным капиталом. В частности, они создают основу для национальной символики (государственные гербы, флаги, церемонии, памятники, места народной славы и пр.). Они закрепляются в социальной памяти с помощью ежегодных праздников или празднования знаковых юбилеев, школьного преподавания, экскурсий и походов по памятным местам. Они создают канву для художественных произведений и отражаются в музейных экспозициях. Все это и призвано сплачивать нацию в единый организм. Мало того, такие мифы о предках, называющие друзей и врагов, используются иной раз и для легитимации внешней политики. И в этом отношении национализм в современной России мало чем отличается от национализмов в других постсоветских государствах.
В то же время, преследуя прагматические цели, национализм проявляет определенный цинизм в отношении прошлого и памяти о предках. Прошлое волнует его лишь постольку, поскольку позволяет решать актуальные политические задачи. Прошлое как миф и как символ кажется национализму не в пример важнее реального прошлого, запечатленного в его материальных остатках. Отсюда на первый взгляд парадоксальное отношение действующих политиков и чиновников к прошлому: с готовностью прибегая к лозунгам “защиты исторического наследия”, чиновники не останавливаются перед уничтожением этого наследия, если оно становится помехой их амбициозным планам.
Наконец, отношение этнического национализма к предкам может разочаровать тех, кто наивно полагает, что идея общего родства способна примирить заклятых врагов. Напротив, там, где на кону стоят реальные интересы (территориальные, политические, экономические, культурные и пр.), противоборствующие стороны не только не склонны делиться друг с другом предками или опираться на идею единого прошлого, но стремятся использовать идею прошлого для увеличения дистанции между собой. Отсюда ожесточенная борьба за предков, наблюдающаяся в целом ряде постсоветских регионов. Такая борьба не только включает присвоение чужого наследия, но порой доходит до прямого уничтожения культурного наследия противника.
Всему этому способствует понимание нации не как политической гражданской общности, а как культурно-исторического образования. Отсюда привилегированное положение “титульных народов”; отсюда деление на “коренных” и “некоренных”, которое легко воспринимается обществом и нередко используется политиками; отсюда и трудности интеграции, с которыми встречается любой, кого общество воспринимает как иноэтничного “чужака”. Поэтому межэтническая напряженность, характерная для всего постсоветского пространства, является не столько результатом деятельности каких-то зловредных экстремистов (хотя и таких немало), сколько производным от базисных мировоззренческих установок всего общества, лежащих в основе институциональных практик.

1 Данная статья является несколько видоизмененной версией вступительного слова на Третьей конференции Чикагского университета по археологии Евразии “Режимы и революции: власть, насилие и труд в Евразии от древности до современности”, состоявшейся в Чикаго 1-3 мая 2008 г. Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда в рамках проекта 09-01-00078а “Арийская идея в современном мире”.
2 К. Н. Бестужев-Рюмин. Русская история. Санкт Петербург, 1872. Т. 1. С. 13, 148-165.
3 Viktor A. Shnirelman. The Myths of Descent: the Views of the Remote Past, and School Textbooks in Contemporary Russia // Public Archaeology. 2003. Vol. 3. No. 1. P. 34.
4 Детально о политической роли этногенеза см.: Victor A. Shnirelman. Alternative prehistory // Journal of European Archaeology, 1995, vol. 3, no. 2. P. 1-20; Idem. The faces of nationalist archaeology in Russia // M. Diaz-Andreu & T. C. Champion (Eds.). Nationalism and archaeology in Europe. London, 1996. P. 218-242; В. А. Шнирельман. Борьба за аланское наследство (этнополитическая подоплека современных этногенетических мифов) // Восток, 1996, № 5. С. 100-113; Он же. Этногенез и этнополитика // Власть, 1999, № 4. С. 55-61; Он же. Национальные символы, этноисторические мифы и этнополитика // Теоретические проблемы исторических исследований / Под ред. Е. Пивовара. Москва, 1999. Вып. 2. С.118-147; Он же. Ценность прошлого: этноцентристские исторические мифы, идентичность и этнополитика // Реальность этнических мифов / Под ред. А. Малашенко, М. Б. Олкотт. Москва, 2000. С. 12-33, и другие его работы, включая несколько книг. Недавно многие из содержащихся там аргументов были воспроизведены в раб.: Marlene Laruelle. The concept of ethnogenesis in Central Asia // Kritika, 2008, vol. 9, no. 1. P. 169-188.
5 В России имеются лишь два исключения – Калмыкия и Еврейская АО. Но их образование диктовалось особыми политическими соображениями, что еще раз подтверждает тезис об инструментальности советской национальной политики.
6 Подробно см.: В. А. Шнирельман. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье. Москва, 2003; Viktor A. Shnirelman. The Value of the Past. Myths, Identity and Politics in Transcaucasia. (Senri Ethnological Studies, vol. 57). Osaka, 2001.
7 Концепции становления исторического сознания в Республике Казахстан // Казахстанская правда. 30 июня 1995. С. 1-2.
8 Ср.: Bruce G. Trigger. Romanticism, Nationalism and Archaeology // Ph. L. Kohl, C. Fawcett (Eds.). Nationalism, Politics, and the Practice of Archaeology. Cambridge, 1995. Pp. 265-266.
9 В. А. Шнирельман. Тени забытых предков. Подделки как этнополитическая проблема // Родина. 2007. № 8. С. 39-43.
10 Michel Foucault. Discipline and Punish. The Birth of the Prison. New York, 1979. Pp. 27-28.
11 Viktor A. Shnirelman. The Myth of the Khazars and Intellectual Antisemitism in Russia, 1970s-1990s. Jerusalem, 2002.
12 Для борьбы с территориальными притязаниями Китая в Москве осенью 1966 г. был создан Институт Дальнего Востока. Об этом см.: М. И. Сладковский. В борьбе против великоханьского шовинизма // Проблемы Дальнего Востока. 1981. № 3. С. 18-35.
13 Т. М. Дикова. Археология Южной Камчатки в связи с проблемой расселения айнов. Москва, 1983. С. 167.
14 С. Ниязов. Каждый вправе выбирать свой путь // Независимая газета. 15 февраля 2001. С. 8; Он же. Рухнама. Ашхабад, 2002. С. 10, 86, 209-210. Об особом значении для туркменского самосознания образа Парфии и ее столицы Нисы, раскопанной на территории Туркменистана, см. также: Shahram Akbarzadeh. National Identity and Political Legitimacy in Turkmenistan // Nationalities papers. 1999. Vol. 27. No. 2. Pp. 280-281. Ниязов отвел Огуз-хану почетное место в генеалогии и истории туркменского народа в 1999 г. Тогда же он определил и эпоху его героической и созидательной деятельности, отнеся ее к рубежу IV-III тыс. до н. э. Любопытно, что в этом его поддерживали некоторые известные российские археологи, работавшие на территории Туркменистана. См.: С. М. Демидов. Постсоветский Туркменистан. Москва, 2002. С. 153-154, 163.
15 Ниязов. Рухнама. С. 33-34, 153, 165.
16 А. Акаев. Кыргызская государственность и народный эпос “Манас”. Бишкек, 2002. С. 16, 46-47.
17 Т. Койчуев, В. П. Мокрынин, В. М. Плоских. Кыргызы и их предки. Бишкек, 1994. С. 19; В. М. Плоских. История спасла киргизов // Известия. 30 августа 2003. С. 9.
18 Г. Алимов. А. Акаев: У нас есть свое видение будущего страны // Известия. 30 августа 2003. С. 9.
19 См., напр.: К. Турдубаев. Одна у нас Родина, или о бесшабашных спекуляциях некоторых СМИ на тему государственности // Слово Кыргызстана. 19 августа 2003. С. 3.
20 А. Бекбалаев. Как мы отреклись от гуннов – наших предков (http://www.msn.kg/ru/news/10903/). Последнее посещение 12 марта 2009.
21 Ч. Айтматов. Мечта способна помочь и через века. Если мечта звездная // Известия. 30 августа 2003. С. 9.
22 А. Бейшембаева. Кыргызстан: менталитет общества и модернизация // Центральная Азия и Кавказ, 2004, № 5. С. 160-161.
23 Н. Назарбаев. В потоке истории. Алматы, 1999. С. 4.
24 Там же. С. 24-25.
25 Там же. С. 72. Все упомянутые идеи воспроизводят основные элементы “Концепции становления исторического сознания в Республике Казахстан”.
26 Там же. С. 79.
27 Ниязов. Рухнама. С. 384.
28 А. Акаев. Кыргызская государственность. С. 25; Киргизское ТВ. 17 августа 2003.
29 Н. Назарбаев. В сердце Евразии. Астана, 2005. С. 76.
30 Б. О. Шыхмырадов и др. (ред.) Туркмен халкынын гелип чыкышынын, дунйэ яйрайшынын ве онун довлетинин тарыхынын проблемалары. Ашхабат, 1993.
31 И. А. Каримов. Родина священна для каждого. Доклады, речи, интервью. Ташкент, 1995. См. также: Andrew F. March. The Use and Abuse of History: “National Ideology” as Transcendental Object in Islam Karimov’s “Ideology of National Independence” // Central Asian Survey. 2002. Vol. 21. No. 4. Pp. 375-377.
32 И. А. Каримов. Свое будущее мы строим своими руками. Т. 6. Ташкент, 1999. С. 357.
33 Об этом см.: М. Ларюэль. Введение: этнология, национальное становление и политика в Узбекистане // Ab Imperio. 2005. № 4. С. 286. Ларюэль обнаруживает истоки этой идеи в работах советского этнолога К. Ш. Шаниязова. См.: М. Ларюэль. “Этногенез” узбеков как элемент наследия советской науки // Ab Imperio. 2005. № 4. С. 352-353. Однако в советские годы этот известный узбекский этнограф придерживался ортодоксального взгляда, согласно которому формирование узбекского народа проходило в ходе смешения аборигенного ираноязычного населения и пришлых тюркоязычных кочевников. См.: К. Ш. Шаниязов. К вопросу о тюркоязычных компонентах в сложении узбекской народности // Проблемы этногенеза и этнической истории народов Средней Азии и Казахстана. Тезисы докладов Всесоюзной конференции (20-23 ноября 1988 г.) / Под ред. Б. А. Литвинского и др. Москва, 1988. С. 124-125; Он же. К вопросу о тюркоязычных компонентах в сложении узбекской народности // Проблемы этногенеза и этнической истории народов Средней Азии и Казахстана / Под ред. Б. А. Литвинского, Т. А. Жданко. Вып. 3. Москва, 1991. С. 44-45.
34 Э. Рахмонов. Таджикистан. Опыт истории и открытость будущему // Независимая газета. 6 сентября 2001. С. 1, 11.
35 Но на рубеже 1980-1990-х гг. некоторых таджикских интеллектуалов больше привлекал образ древнего Согда. Так как согдийцы говорили на восточно-иранском языке, это помогало таджикам дистанцироваться от Ирана. См.: Muriel Atkin. Tajiks and the Persian world // B. F. Manz (Ed.). Central Asia in Historical Perspective. Boulder, 1994. P. 129, 136. Однако специалистам хорошо известно, что, в отличие от согдийского языка, таджикский относится к западноиранской группе.
36 Французская исследовательница с полным основанием усматривает в этом подходе сдвиг к опасному расовому дискурсу. См.: Marlene Laruelle. The Return of the Aryan Myth: Tajikistan in Search of Secularized National Ideology // Nationalities papers. 2007. Vol. 35. No. 1. Pp. 51-70.
37 Кто такие арийцы? // VARORUD (г. Худжанд, Таджикистан). 24 апреля 2008. (http://www.varorud.org/index.php?option=com_content&task=view&id=1867&Itemid=112) Последнее посещение 12 марта 2009.
38 Н. Негматов. Таджикский феномен: история и теория. Душанбе, 1997.
39 Э. Рахмонов. Тысяча лет в одну жизнь // Независимая газета. 31 августа 1999. С. 2; Он же. Таджики в водовороте истории // Литературная Евразия. 1999. Август. № 10. С. 11. Тогда во всех двадцати театрах Таджикистана шли пьесы, посвященные этому юбилею.
40 Marlene Laruelle. The Return of the Aryan Myth.
41 П. Шозимов. Год арийской цивилизации в Таджикистане: к вопросу о национальной самоидентификации // Евразийский дом. 20 сентября 2006 (http://www.eurasianhome.org/xml/t/expert.xml?lang=ru&nic=expert&pid=799). (Последнее посещение 12 марта 2009). Об инструментальном характере этого празднования говорит то, что после 2006 г. интерес таджикских СМИ к “арийской проблеме” быстро угас.
42 Г. Майтдинова. Государство Кирпанд – империя Срединной Азии // Мероси Ниёгон. 2003. № 6. С. 79-88.
43 Э. Рахмонов. Арии и познание арийской цивилизации (Размышления накануне празднования Года арийской цивилизации) (http://www.president.tj/rus/vistupleniy280606.htm). (Последнее посещение 12 марта 2009).
44 Академик Р. Масов. Фальсифицировать и присваивать чужую историю нельзя // Aryana. 9 марта 2006 (http://www.ariana.su/?S=7.0603090608) (Последнее посещение 12 марта 2009); Кто такие арийцы? // VARORUD (г. Худжанд, Таджикистан). 24 апреля 2008 (http://www.varorud.org/index.php?option=com_content&task=view&id=1867&Itemid=112). (Последнее посещение 12 марта 2009).
45 М. Илолов. Наследие наших предков. 2006-ой – Год арийской цивилизации // Народная газета. 22 июня 2005 (http://www.centrasia.ru/newsA.php4?st=1119785220). (Последнее посещение 12 марта 2009).
46 Рахмонов велел таджикам вспомнить о своем арийском происхождении // Lenta.ru. 9 декабря 2005
(http://lenta.ru/news/2005/12/09/rahmonov/) (Последнее посещение 12 марта 2009); И. Являнский. Эмомали Рахмонов вспомнил об арийских корнях // Известия. 6 сентября 2006. С. 6.
47 А. Аскаров. Арийская проблема: новые подходы и взгляды // История Узбекистана в археологических и письменных источниках / Под ред. А. А. Анарбаева. Ташкент, 2005. С. 81-91.
48 И. Павлов. Ария – “Атлантида”, затопленная временем? // Комсомолец Туркменистана. 8 февраля 1991. С. 8.
49 Х. Юсупов. Пыль вокруг Арии // Туркменская искра. 3 апреля 1991. С. 3; И. Хлопин. “Пыль над Арией” // Туркменская искра. 4 июля 1991. С. 3; Х. Юсупов. Бедная Ария // Комсомолец Туркменистана. 27 июля 1991. С. 9.
50 К переходным работам можно отнести книгу туркменского историка А. Джикиева, который рисовал формирование туркменского народа на основе смешения иранцев и тюрков, но при этом допускал, что саки и массагеты могли говорить на тюркских языках. См.: А. Джикиев. Очерки происхождения и формирования туркменского народа в эпоху средневековья. Ашхабад, 1991.
51 О. А. Гундогдыев. О языке “царских скифов” // “Кайнар” университетiнiн хабаршысы. 1997. Ввып. 3. С. 14-22; Он же. Прошлое туркмен. Москва, 1998. С. 57-72; Он же. К вопросу о скифо-тюркских этнических параллелях // Культурные ценности. Междисциплинарный ежегодник 2000-2001 / Под ред. Р. Г. Мурадова. Санкт Петербург, 2002. С. 202-203.
52 Г. С. Асатрян, Н. Х. Геворкян. Азербайджан: принцип присвоения и иранский мир. Ереван, 1990; Ш. Шукуров, Р. Шукуров. Центральная Азия (опыт истории духа). Москва, 1996.
53 В. А. Шнирельман. Войны памяти. Москва, 2003. С. 349.
54 Саакашвили установил свое родство с Прометеем // Tut.by. 14 ноября 2006 (http://news.tut.by/world/77284.html). (Последнее посещение 12 марта 2009).
55 Интеллектуальная борьба между грузинскими и абхазскими историками за Абхазское царство имеет длинную историю. Об этом см.: Шнирельман. Войны памяти.
56 А. Уткин. Переписать историю // Версия. 8-14 января 2002. С. 9; Он же. Сравнительное краеведение // Версия. 8-14 января 2002. С. 10.
57 А. Н. Кирпичников. Великий Волжский путь: государства, главные партнеры, торговые маршруты // Скандинавские чтения 2000 года: этнографические и культурно-исторические аспекты / Под ред. А. С. Мыльникова, Т. А. Шрадер. Санкт Петербург, 2002. С. 7-19; Он же. Живая история Старой Ладоги // Родина. 2005. № 3. С. 69-72.
58 В. Костюковский. Старая Ладога: у истока русской истории // Новые Известия. 4 сентября 1999. С. 6; Он же. Вспомним о древней столице Руси // Новые Известия. 26 июня 2001. С. 5; А. Смирнов. Празднику на Варяжской улице быть! // Московский комсомолец в Питере. 19 февраля 2003; М. Антипов. “Вестник государства российского” // Невское время. 4 июля 2006. С. 6. К юбилею даже переиздали дореволюционную работу Е. Нелидовой, где Ладога изображалась первой столицей Руси. См.: Е. Нелидова. Русь в ее столицах: Старая Ладога, Новгород, Киев. Исторические очерки. Санкт Петербург, 2003.
59 В. Воробьев. Из варяг в греки // Российская газета. 18 июля 2003. С. 1-2; Е. Григорьева. Змеи, бизнес и Свет Божий // Известия. 18 июля 2003. С. 3; О. Соломонова. Путь из варяг // Труд. 18 июля 2003. С. 1.
60 М. Никифорова. Президент прошелся по рюриковским местам // Независимая газета. 18 июля 2003. С. 3; А. Реут. “У нас неясные ориентиры развития” // Газета. 18 июля 2003. С. 1, 3.
61 А. Колесников. Сельский час Владимира Путина // Коммерсант. 18 июля 2003. С. 1, 4.
62 Л. М. Дробижева, А. Е. Чирикова. Вертикаль власти и состояние российского федерализма в оценках региональных элит // Вестник Института Кеннана в России. 2007. Вып. 12. С. 75-82.
63 В. Тихомиров. Русская колыбель // Огонек. 2005. 26 сентября – 2 октября. № 39. С. 34-36.
64 Н. Иванов. Путинские секреты Старой Ладоги // Новый Петербург. 24 июля 2003.
65 Е. Григорьева. “Не проси – не искуси” // Известия. 16 июля 2004. С. 1-2; Она же. В X веке Ладога была столицей хай-тека // Известия. 17 июля 2004. С. 1-2; А. Пушкарская. Президент понюхал историю // Коммерсант. 19 июля 2004. С. 2; П. Виноградов. Пусть пока будет столицей… // Невское время. 1 октября 2004.
66 Пушкарская. Президент понюхал историю.
67 На самой древней улице России… (http://altladoga.narod.ru/newsarh/2003/grizlov/partia1.htm). (Последнее посещение 12 марта 2009). В этом можно усматривать попытку ревизии списка отцов-основателей, ибо, как известно, основателем русской государственности был преемник Рюрика, князь Олег.
68 А. Мотовилова. Семь чудес УрФО // Накануне. 18 июля 2007.
69 А. Гамов. Путин слетал на родину арийцев // Комсомольская правда. 17 мая 2005. С. 2; А. Астафьев. Путин и арийцы // Московский комсомолец. 17 мая 2005. С. 2; Путин на земле ариев // Челябинский рабочий. 17 мая 2005.
70 М. Степаненко. Культ Аркаима // Миссионерско-апологетический проект “К истине” (http://www.k-istine.ru/occultism/arkaim.htm) (Последнее посещение 12 марта 2009).
71 Город, где сбываются мечты // АиФ-Урал. 24 июля 2002; В. Воробьев. Сибирь не отрежут от Сочи // Российская газета. 17 мая 2005. С. 1, 9; Н. Меликова. “Просветление для истинного арийца” // Независимая газета. 17 мая 2005. С. 1-2; Е. Григорьева. Путин побывал в бронзовом веке // Известия. 17 мая 2005. С. 3; А. Гамов. Путин слетал на родину арийцев // Комсомольская правда. 17 мая 2005. С. 2; А. Колесников. С кратким доисторическим визитом посетил Владимир Путин поселение Аркаим // Коммерсант. 17 мая 2005. С. 7. См. также: С. Парфенов. Загадки Аркаима // Урал. 2005. № 10. Подробно о политизации Аркаима см.: В. А. Шнирельман. Страсти по Аркаиму: арийская идея и национализм // Язык и этнический конфликт / Под ред. М. Б. Олкотт, И. Семенова. Москва, 2001. С. 58-85; А. Свешников, О. Свешникова. Здесь ли родился Заратустра? Или пути и последствия спасения одного археологического памятника // Неприкосновенный запас, 2008, № 1 (57).
72 См., напр.: А. Колесников. С кратким доисторическим визитом; Л. Сонина. Аркаим глазами туриста // Урал. 2006. № 5. С. 252-253; М. Романова. Где говорил Заратустра // Эксперт Урала. 10 сентября 2007. № 33.
73 В. Ерофеева. Аркаим // Завтра. 2005. № 33. С. 8.
74 Д. Быков. Президент выбрал ариев? // Собеседник. 1 июня 2005 (http://www.religare.ru/monitoring18230.htm) (Последнее посещение 12 марта 2009).
75 Д. Тараторин. Период полураспада // Новые Известия. 18 мая 2005. С. 2.
76 А. Г. Кузьмин. Два вида русов в Юго-восточной Прибалтике // Сборник Русского исторического общества. 2003. № 8 (156). С. 192-213; А. Н. Сахаров. Рюрик и судьбы российской государственности // Российская газета. 27 сентября 2002. С. 8; Он же. Рюрик, варяги и судьбы российской государственности // Сборник Русского исторического общества. 2003. № 8 (156). С. 9-17; Он же. “Варяги были славянами” // Сельская новь. 2004. № 7. С. 38-39; Он же. “Норманнская теория – абсурдное дело!” // Известия. 17 июля 2004. С. 2; В. В. Фомин. Открытый разговор о варяжской Руси // Отечественная история. 2004. № 1. С. 206-210; Он же. Варяги и варяжская Русь: к итогам дискуссии по варяжскому вопросу. Москва, 2005. Об этом см.: В. А. Шнирельман. Идентичность, культура и история: провинциальный ракурс // Вестник Института Кеннана в России. 2008. Вып. 13. С. 72.
77 Об этой истории см.: С. Смирнов. Недаром Ладога родная // Парламентская газета. 4 июля 2002. С. 8; Г. Рявкин. Новгородцы выступают против установки памятника Рюрику // Известия. 4 февраля 2004. С. 10; М. Владимиров. Рюрик просится обратно // Новгородские ведомости. 6 февраля 2004; Э. Демидова. На халяву и гусеница хороша? // Новая Новгородская газета. 18 февраля 2004; К. Привалов. Слушали – постановляли // Новая Новгородская газета. 25 февраля 2004.
78 Об арийском мифе в постсоветской России см.: В. А. Шнирельман. Интеллектуальные лабиринты. Москва, 2004. С. 123-225; Viktor A. Shnirelman. Russian Response: Archaeology, Russian Nationalism and Arctic Homeland // Ph. L. Kohl, M. Kozelsky and N. Ben-Yehuda (Eds.). Selective Remembrance: Archaeology in the Construction, Commemoration, and Consecration of National Pasts. Chicago, 2007.
79 М. Е. Николаев. Глубина памяти. Москва, 1998.
80 Ю. А. Мочанов. Древнейший палеолит Диринга и проблема внетропической прародины человечества. Якутск, 1988; Он же. Древнейший палеолит Диринга. Москва, 1993.
81 В. В. Фефелова, Г. С. Высоцкая. Изучение распространения антигенов системы HLA у коренных народностей Сибири как основа анализа этногенеза популяций. Препринт ВЦ СО АН СССР. № 12. Красноярск, 1987. С. 3-11.
82 М. Е. Николаев. Восточный вектор в устойчивом развитии России. Москва, 2005; Он же. Арктика: политика, экономика, дипломатия. Москва, 2007.
83 М. Е. Николаев. Интеллигенция и цивилизация. Москва, 2005. С. 222; Он же. Арктика: политика, экономика, дипломатия. С. 97.
84 М. Е. Николаев. Без преодоления жизнь теряет смысл. Северный стиль жизни. Москва, 2004. С. 7; Он же. Интеллигенция и цивилизация. С. 19-20, 57-61.
85 М. Е. Николаев. Планета Арктика // Президент. Парламент. Правительство. 1999. № 6. С. 10-11; Он же. Арктика: политика, экономика, дипломатия. С. 47-49.
86 Николаев. Глубина памяти. С. 9.
87 Там же. С. 37-38.
88 А. И. Гоголев. Историческая этнография якутов: проблемы этногенеза и формирования культуры. Автореф. докт. дисс. Санкт Петербург, 1992. С. 10-14; Он же. История и духовная культура якутов // Полярная звезда. 1992. № 1. С. 136-140; Он же. Отражение древних алтае-индоевропейских связей в культуре и языке якутов // Вопросы истории. 1998. № 11-12. С. 113-118; У. А. Винокурова. Сказ о народе Саха. Якутск, 1994. С. 30-31; Ф. С. Тумусов. Цивилизация Саха: место в мировом сообществе // Тюркский мир. 1998. № 1. С. 12-14.
89 М. Е. Николаев. Глубина памяти. С. 39-40.
90 Bйatrice Fleury-Willett. The Identity of France: an Archaeological Interaction // Journal of European Archaeology. 1993. Vol. 1. No. 2. P. 169; Idem. The Identity of France: Archetypes in Iron Age Studies // P. Graves-Brown, S. Jones, C. Gamble (Eds.). Cultural Identity and Archaeology. London, 1996. P. 196; Michael Dietler. A Tale of Three Sites: the Monumentalization of Celtic Oppida and the Politics of Collective Memory and Identity // World Archaeology. 1998. Vol. 30. No. 1. P. 82.
91 Michael Dietler. “Our Ancestors the Gauls:” Archaeology, Ethnic Nationalism, and the Manipulation of Celtic Identity in Modern Europe // American Anthropologist. 1994. Vol. 96. No. 3. P. 593; Idem. A Tale of Three Sites. P. 78.
92 Peter van der Veer. Religious Nationalism. Hindus and Muslims in India. Berkeley, 1994. P. 1.
93 Nandini Rao. Interpreting Silences: Symbol and History in the Case of Ram Janmabhoomi/Babri Masjid // G. C. Bond and A. Gilliam (Eds.). The Social Construction of the Past: Representation as Power. London, 1994. P. 158.
94 Magnus T. Bernhardsson. The sense of belonging. The politics of archaeology in Modern Iraq // Ph. L. Kohl, M. Kozelsky and N. Ben-Yehuda (Eds.). Selective remembrance: archaeology in the construction, commemoration, and consecration of national pasts. Chicago, 2007. P. 202.
95 Михаил Саакашвили: Грузия – Cвятой Георгий современности // Интернет-журнал Point.ru. 2 сентября 2008 (http://news.mail.ru/politics/1988742/et) (Последнее посещение 12 марта 2009).
96 Несколько лет назад мне довелось увидеть в Нижнем Новгороде листовку, призывавшую жителей выступить против НАТО, изображавшегося “вековечным врагом” (!) России.
97 В 2008 г. на российском телевидении проходил конкурс “Имя России”, призванный выявить историческую личность, которая, на взгляд зрителей, наиболее соответствует образу России. К удивлению организаторов конкурса, победу одержали не политики или деятели культуры последних 200-300 лет, а князь Александр Невский. Представляется, что его популярность была вызвана несколькими факторами. Во-первых, этот образ хорошо соответствует современным антизападническим настроениям широких слоев общества. Во-вторых, князь был причислен к лику святых, и его поддерживала Русская православная церковь, авторитет которой действовал на зрителей. Наконец, в-третьих, образ Александра Невского хорошо известен в обществе, благодаря талантливо сделанному художественному фильму С. М. Эйзенштейна. В любом случае выбор, павший на средневекового князя, свидетельствует о силе консервативных настроений, связывающих Золотой век с отдаленными эпохами.
98 О требованиях, предъявляемых к этнонациональному мифу, см.: В. А. Шнирельман. Националистический миф: основные характеристики // Славяноведение. 1995. № 6. С. 3-13; Он же. Ценность прошлого: этноцентристские исторические мифы, идентичность и этнополитика // Реальность этнических мифов / Под ред. А. Малашенко, М. Б. Олкотт. Москва, 2000. С. 12-33.
99 Serge Moscovici. The Age of the Crowd. A Historical Treatise on Mass Psychology. Cambridge, 1985.
100 Erica Marat. Imagined Past, Uncertain Future: the Creation of National Ideologies in Kyrgyzstan and Tajikistan // Problems of Post-Communism. 2008. Vol. 55. No. 1. Pp. 12-24. Кстати, поездка Путина в Старую Ладогу и празднование ее юбилея летом 2003 г. удивительным образом совпали с кампанией по выборам губернатора Санкт-Петербурга, которую, как известно, выиграла сопровождавшая президента В. Матвиенко.
101 В. Сапрыков. Флаги содружества // Наука и жизнь. 1992. № 7. С. 6-7.
102 В. Сапрыков. Древние символы Саха (Якутии) // Наука и жизнь. 1995. № 6. С. 29-32.
103 Шнирельман. Быть аланами. С. 176-178.
104 Степаненко. Культ Аркаима.
105 David W. Anthony. The Horse, the Wheel and Language. Princeton, 2007. Pp. 9-11; Е. Е. Кузьмина. Арии – путь на юг. Москва, 2008. С. 13.
106 Между тем, недавно эта книга была опубликована в русском переводе, но без всяких научных комментариев. См.: Г. Чайлд. Арийцы: основатели европейской цивилизации. Москва, 2007.
107 Bruce G. Trigger. Alternative Archaeologies: Nationalist, Colonialist, Imperialist // Man. 1984. Vol. 19. No. 3. P. 359, 363.
108 Шнирельман. Войны памяти; Он же. Быть аланами; Victor A. Shnirelman. Who gets the past? Competition for Ancestors Among non-Russian Intellectuals in Russia. Washington D. C., Baltimore & London, 1996; Idem. The Value of the Past; Idem. Purgas und Pureљ: Urahnen der Mordwinen und Paradoxa der mordwinischen Identitдt // Eu. Khelimsky (Hg.). Mari und Mordwinen im heutigen Russland: Sprache, Kultur, Identitдt. Wiesbaden, 2005. S. 529-563.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s