Э.Асанов: PR-технологии в исторических науках ЦентрАзии

15:10 06.11.2009
ПР ТЕХНОЛОГИИ В ИСТОРИЧЕСКИХ НАУКАХ

http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1257509400

Согласно теории Франца Фанона о пост-колониальных травмах в психике масс, раздробление великих держав всегда ведет к формированию идеологической бреши в сознании людей. Так получилось и на бывшей территории СССР. Политические деятели и интеллигенция новых суверенных государств были вынуждены обратиться к историческим корням и обосновывать свою идеологию, дабы заполнить им образовавшуюся в умах широких слоев населения пустоту. По иному начали трактовать некоторые аспекты отечественной истории, симпатизировать тем или иным историческим лицам, память о которых в советское время особо не поощрялась. На примере развития исторических наук в пост-советском пространстве можно пронаблюдать применение пр-технологий в политических интересах.

Каждое новообразованное государство нуждается в историческом обосновании своего существования. Узбекистан приобрел эту подоплеку в идеализации личности Амира Тимура. Ныне культ Тимура является своеобразным имиджем нашего государства на международной арене. Он способствует возрождению в массовом сознании национальных ценностей и чувства гордости за свое прошлое. Ту же функцию в Таджикистане выполняет культ Исмаила Самани.

Также были пересмотрены взгляды на исламскую культуру, эпоху русского господства, личность некоторых политических и культурных деятелей и их вклад в историю Средней Азии, были проведены их юбилеи (весьма характерная черта пр-кампаний).

На этом позитивная сторона переосмысления истории заканчивается. Как говорит узбекский историк Э. Ртвеладзе, “Обращение к древней истории и историко-культурному наследию не должно выходить за рамки исследования сугубо научных вопросов”. К сожалению, некоторые современные исследователи не следуют этому принципу, в результате чего исторические науки все больше превращаются в орудие пропаганды в руках у политиков. Эта проблема освящается в брошюре Эдварда Васильевича Ртвеладзе и Анатолия Викторовича Сагдуллаева “Современные мифы о далеком прошлом народов Центральной Азии”.

Сочинением работ на исторические темы начали заниматься политические деятели (яркий пример – “Рухнама” Туркменбаши) и люди, мягко говоря, не имеющие представления об исторических закономерностях и методах интерпретации исторических фактов. Появились такие книги, в которых чрезмерная политизация и ура-пафосность трактовки исторических событий существенно переваливает их научную ценность. Стоит перечислить основные течения в современной псевдоисториографии в государствах пост-совестского пространства:

– ярко выраженный пантюркизм;

– ущемленный и свирепствующий паниранизм;

– панславянизм;

– панисламизм.

Характерным примером исторической публицистики служит объемная книга “Чувство Родины”, опубликованная в 1997-году. Потерявшие всякую объективность авторы (среди которых – ни одного профессионального историка) прославляют прошлое узбекского народа, оперируя при этом не фактами, а данными мифологии и народного фольклора. Так, они глумятся над советской историографией, обвиняя ее в искажении исторической правды. По их мнению, Самарканд был основан в 1800-году до н.э. Этот довод они аргументируют ссылкой на “Бабурнамэ”, где в описании города говорится, что он был основан за полтора тысяч лет до Александра Македонского. Естественно, Бабур не мог располагать достоверными данными о такой глубокой древности и лишь приводил фольклорный вариант истории города, следовательно, его информация об основании Самарканда не может быть убедительным доказательством. Точно такими аргументами мифологического характера они рассуждают о тюркском прошлом народов Средней Азии. Не может не вызвать улыбку мнении авторов, что зороастризм был “ядом” и лишь “священное арабское нашествие” освободило нашу родину от его влияния.

Полный дилетантизм новоявленных историков приводит к искажению исторической правды и, как следствие, раздорам между братскими народами в почве исторических претензий. Так, ныне вошло в моду апелляция на несправедливость распределения исторического наследия в советское время и притяжение к определенному народу в качестве великого предка. А все началось с того, что азербайджанский политик Заур Гасанов опубликовал в 2002-году в Нью-Йорке околонаучную книгу “Царские скифы”, где старается доказать, что скифские народы, идентифицированные лингвистами как ираноязычные, на самом деле являются тюркским племенем огузов. Обосновывает он свое мнение сомнительным лингвистическим анализом этнонима “скиф”, а также произвольным и бессистемным сопоставлением скифского и тюркского фольклора.

Инициативу подхватили культурные деятели ряда других тюркоязычных народов. Появились такие авторы, как Мурад Аджи, Мирфатых Закиев, занимающиеся фольк-хистори. Крайняя субъективность, патриотичность, констатация необоснованных утверждений как объективно известной истины последней инстанции характеризует их работы. Так, Закиев считает, что кыпчаки, гунны, скифы – это один и тот же народ, и что именно они своими нашествиями привели светоч культуры якобы “диким” римлянам, русским и другим народам Европы. Ссылки на серьезные научные исследования в таких трудах, как правило, отсутствуют.

Нередко также к тюркам “притягивают” шумеров, этрусков, парфян, кушан, эфталитов и других народов с неизвестным происхождением. На самом деле параллели, выявленные для шумерского и алтайских языков, лишь дают основу предполагать их гипотетическое родство.

Не чуждо пантюркистское настроение и узбекским академическим кругам. Но, в отличие от адептов пантюркистской публицистики, такие исследователи, как Шамсиддин Камолиддин, Ахмадали Аскаров координируют на грани науки и околонаучных дисциплин. Ш.Камолиддин доказывает наличие тюркского субстрата в древнейшей истории Средней Азии произвольно взятыми данными различных исторических периодов. Однако его ориентация на тюркское прошлое, умышленный отбор материала принижает ценность его исследований и раскрывает его тенденциозность в изложении исторических фактов. Это подтверждает также его полемика с автором “Этнического атласа Узбекистана” Алишером Ильхамовым. Его негодование вызвало утверждение, что узбекская нация сформировалась после демаркации Туркестана в 1924-году.

Также оперируют в трактовке былого прошлого технологиями черного пиара в борьбе против своих политических соперников. Балкары, осетины, ингуши давно уже не могут определиться, кому из них принадлежит честь быть потомком аланов. Четыре памятника аланского языка, которые дошли до нас, дают основание считать их ираноязычными. Но уже появились переводы основного памятника аланского языка – Зеленчукской надписи через тюркский и ингушский языки.

В 2006-году в электронных СМИ между таджикскими и узбекскими историками развернулась жесткая полемика. Истоки этого противостояния восходят к девяностым годам, когда ряд таджикских культурных и политических деятелей приняли попытку переписать историю Таджикистана и исторически обосновать территориальные притяжения к главному политическому сопернику – Узбекистану. Стоит особо отметить труды Н.Н.Негматова “Таджикский феномен: теория и история” и Рахима Масова “Таджики: история под грифом “совершенно секретно””. Авторы подобных изысканий утверждают, что “Исторический Таджикистан” включал в свой состав всю Среднюю Азию и сопредельные территории, что таджики – потомки великих ариев, якобы основателей величайшей культуры, и что кочевые варвары тюрки, прямыми потомками которых являются узбеки, отняли у них не только территории, но и историк-культурное наследие.

Их взгляды получили широкую поддержку политических кругов Таджикистана. В частности, президент Эмомали Рахмон объявил 2006-год “Годом арийской цивилизации”, опубликовал псевдоисторический труд “Таджики: от ариев до Саманидов”. Ныне в Таджикистане процветает паниранизм, узбекофобия, неофашизм, поощряемый на государственном уровне.

Попытки пересмотра арийской проблемы в контексте новых подходов со стороны академика А.Аскарова вызвали резкую критику Р.Масова. Полемику вели также Гога Хидоятов и свободный исследователь Хазрат Сабохи. В свою очередь узбекские историки развернули черную пр-акцию вокруг происхождения национальной гордости Таджикистана – Исмаила Самани. Все это привело к ухудшению и без того не идиллических отношений между Таджикистаном и Узбекистаном.

Впрочем, искажение истории и использование исторического наследия как в целях политической борьбы отнюдь не новость. Как известно, новые независимые государства неизменно используют историю в качестве одного из основных идеологических инструментов. Подобные процессы наблюдались при становлении политических режимов в Центральной и Восточной Европе после Первой мировой войны, причем даже в таких относительно демократических государствах, как Чехословакия. Подобные подходы к историческим проблемам самым пагубным образом отражаются во взаимоотношениях народов-соседей и процессе интеграции на региональном уровне. Стоит не забывать, что язык не является единственным индикатором определения пределов генезиса определенного этноса. Независимо от того, на каком языке говорили древние этносы, проживавшие на территории Средней Азии, являются предками всех народов региона. Тенденциозные историки известны лишь тем, что сеют раздор между братскими народами, и долг каждого объективно мыслящего исследователя – бороться с политизацией исторических вопросов.

Эльдар Асанов,
магистр НУУз

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s