Массовые репрессии: запретить реабилитацию?

http://rusrand.ru/analytics/massovye-repressii-zapretit-reabilitatsiju

Гаганов Александр Андреевич — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии, к.ю.н.
О чем проект закона о реабилитации преступлений сталинского режима? Будет ли он принят? Кто и зачем навязывает нам чувство вины за советское прошлое?
22 сентября 2015 года сенатор Константин Добрынин внес в Государственную Думу проект федерального закона «О противодействии реабилитации преступлений сталинского тоталитарного режима (сталинизма)» (№ 885220–6). Пояснительная записка занимает едва ли не больше места, чем текст законопроекта. Действительно, иначе трудно понять, почему вдруг член Совета Федерации, родившийся через 23 года после смерти Сталина, ополчился на сталинский режим. Предметом закона является установление организационных и правовых основ обеспечения недопустимости действий по реабилитации и отрицанию преступлений сталинского тоталитарного режима. Законопроект содержит массу запретов, однако ответственность за нарушение запретов в нем не прописана. Проект содержит несколько отсылочных норм об ответственности, но и это не добавляет ясности в вопросе о том, как этот закон может работать в случае его принятия. Какие-то деяния автор законопроекта относит к проявлениям экстремизма, который наказывается существующими нормами Уголовного кодекса РФ. Однако никаких изменений в законодательство РФ в связи с принятием закона о противодействии реабилитации сталинизма не планируется, что вызывает много вопросов.
На некоторое время сделаем вид, что нас не волнует сама постановка вопроса о запрете «реабилитации преступлений сталинского тоталитарного режима», и проанализируем законопроект с формально-юридических позиций.
________________________________________
ЧТО ИМЕННО БУДЕТ ПОД ЗАПРЕТОМ?
Цель законопроекта — обеспечить недопустимость действий по реабилитации и отрицанию преступлений сталинского тоталитарного режима. В первой статье есть оговорка о том, что действие закона не распространяется на научную, художественную и иную творческую деятельность, которая не преследует своей целью реабилитацию или отрицание преступлений сталинского тоталитарного режима. Как это понимать? Примерно так, что нельзя научно обосновывать отсутствие преступлений сталинского режима или оправдывать их. Нельзя снимать фильмы о том, что преступлений не было. Если же в научных трудах или художественных произведениях не заявляется цель «реабилитировать» режим или «отрицать преступления», то ответственности не будет. При этом непонятно, кто и как будет определять, была такая цель или была другая цель.
________________________________________
ЧТО ТАКОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ СТАЛИНСКОГО РЕЖИМА?
В статье 2 законопроекта содержатся определения основных понятий. Согласно этой статье сталинский тоталитарный режим (сталинизм) — политическая система советского государства, при которой осуществлялись массовые необоснованные преследования граждан, а также применялись репрессивные меры в отношении наций, народностей, иных исторически сложившихся культурно-этнических общностей людей.
Поскольку в наименовании и предмете законопроекта слова «сталинский… режим» используется в связке со словом «преступления» [режима], то можно сделать вывод, что режим является субъектом преступлений, тем, кто совершал преступления. Если совместить этот вывод с определением сталинского режима, то получится абсурдная конструкция: преступления совершала политическая система, при которой «осуществлялись массовые необоснованные преследования», а также «применялись репрессивные меры», то есть совершались преступления. Данное определение абсурдно не только с логической точки зрения, но и с юридической, и с исторической. Юридически субъектом преступления является физическое лицо. Это справедливо и для современного российского регулирования, и для уголовного права советского времени. Некий режим не является лицом и не может быть субъектом преступлений.
С исторической точки зрения выделять «сталинский тоталитарный режим» по ключевым признакам в виде массовых репрессий, мягко говоря, некорректно. Как минимум в такого рода определении должно быть указание на главу государства, период его правления и другие признаки. Очевидно, что за время правления И.В.Сталина произошло много событий помимо репрессий.
Законопроект дает определение понятию «преступления сталинского тоталитарного режима» — это политические репрессии, применявшиеся в судебном либо административном порядке в отношении граждан по классовым, социальным, национальным, религиозным и иным признакам. В Уголовном кодексе РСФСР 1922 года в редакции 1926 года, который действовал в сталинский период, отсутствует понятие репрессий. То есть преступления с составом «политические репрессии» не существовало, нет его как отдельного преступления и в действующем УК РФ.
Однако в настоящее время действует Закон РФ от 18.10.1991 № 1761–1 «О реабилитации жертв политических репрессий», который устанавливает понятие политических репрессий. Согласно статье 1 Закона политическими репрессиями признаются различные меры принуждения, применяемые государством по политическим мотивам, в том числе:
— лишение жизни или свободы,
— помещение на принудительное лечение в психиатрические лечебные учреждения,
— выдворение из страны и лишение гражданства,
— выселение групп населения из мест проживания,
— направление в ссылку, высылку и на спецпоселение,
— привлечение к принудительному труду в условиях ограничения свободы.
________________________________________
ЧТО ТАКОЕ РЕАБИЛИТАЦИЯ И НА КОГО ОНА РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ?
Закон РФ от 18.10.1991 № 1761–1 «О реабилитации жертв политических репрессий» можно назвать ключевым актом, отвечающим на вопрос, что является политическими репрессиями, а что не является. Закон обозначает дату начала политических репрессий — 25 октября (7 ноября) 1917 года (Великая Октябрьская революция). Примечательно, что в Законе речь не идет только о репрессиях, совершенных в период правления Сталина.
Статья 5 Закона содержит перечень оснований для безусловной реабилитации. Эти деяния признаны не содержащими общественной опасности:
— антисоветская агитация и пропаганда;
— распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный или общественный строй;
— нарушение законов об отделении церкви от государства и школы от церкви;
— посягательство на личность и права граждан под видом исполнения религиозных обрядов,
— побег из мест лишения свободы, ссылки и спецпоселения, мест привлечения к принудительному труду в условиях ограничения свободы лиц, которые находились в указанных местах в связи с необоснованными политическими репрессиями.
По другим делам органы внутренних дел и суды проводят проверку, устанавливая обоснованность приговоров. В статье 4 Закона содержатся составы, по которым граждане не могут быть реабилитированы:
— измена Родине в форме шпионажа, выдачи военной или государственной тайны, перехода на сторону врага; шпионаж, террористический акт, диверсия;
— совершение насильственных действий в отношении гражданского населения и военнопленных, а также пособничество изменникам Родины и фашистским оккупантам в совершении таких действий во время Великой Отечественной войны;
— организация бандформирований, совершавших убийства, грабежи и другие насильственные действия, а также принимавших личное участие в совершении этих деяний в составе бандформирований;
— военные преступления, преступления против мира, против человечности и против правосудия.
Кроме того, не подлежат реабилитации направленные в административном порядке на спецпоселение лица из числа военнопленных и гражданских лиц, служивших в формированиях немецко-фашистских войск, полиции, если имеются доказательства их участия в разведывательных, карательных и боевых действиях против Красной Армии.
Что такое реабилитация по мнению автора законопроекта? Реабилитация преступлений сталинского тоталитарного режима — положительная оценка и (или) оправдание необходимости политических репрессий, признание практики массового необоснованного преследования граждан правильной, заслуживающей поддержки и одобрения.
Предлагаемый Добрыниным законопроект содержит еще более неудачную конструкцию, чем статья 354.1 Уголовного кодекса РФ «Реабилитация нацизма», введенная Федеральным законом от 05.05.2014 № 128-ФЗ. Реабилитация нацизма — это «отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси, одобрение преступлений, установленных указанным приговором, а равно распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны, совершенные публично». В то же время согласно пункту 34 статьи 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации реабилитация — это восстановление прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию.
Почему мы говорим о том, что конструкция с реабилитацией, используемая в законопроекте № 885220–6, хуже, чем конструкция статьи 354.1 УК РФ?
Как видно из приведенной выше формулировки состава, реабилитация нацизма — это отрицание фактов, установленных определенным документом. Однако в формулировке Добрынина конкретных фактов нет, есть только расплывчатые политические репрессии или «преступления сталинского тоталитарного режима». В законопроекте используется также конструкция с «отрицанием преступлений» — это полное или частичное опровержение существования практики массового необоснованного преследования граждан, применявшейся в период существования сталинского тоталитарного режима. Кроме того, в различных деяниях — реабилитации преступлений и отрицании преступлений — в определениях указаны разные объекты. В первом случае это политические репрессии и практика массового необоснованного преследования, во втором случае — только практика массового необоснованного преследования.
Отсутствие единства терминологии нарушает правила юридической техники и затрудняет правоприменение. Использование термина «реабилитация» в отношении политического режима, а не лица, необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, нарушает внутреннюю логику уголовного законодательства.
В пояснительной записке к законопроекту приведены примеры преступлений «сталинского режима». Вообще, это следовало бы сделать в самом законопроекте, чтобы точно знать, что можно «реабилитировать», а что нельзя. Но тогда в законе появились бы явные исторические ошибки. Например, такая: после перечня «преступлений сталинского режима» говорится, что он далеко не полный и что «число жертв сталинских репрессий остается дискуссионным по сегодняшний день, однако достоверно известно, что с 1921 по 1953 год за „контрреволюционные преступления“ было осуждено более 4 миллионов человек, в том числе приговорено к смертной казни почти 800 тысяч». На каком основании к сталинскому режиму приписывается период с 1921 года?
________________________________________
КТО ОТВЕТИТ ЗА РЕАБИЛИТАЦИЮ И ОТРИЦАНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ СТАЛИНСКОГО РЕЖИМА?
Статья 4 законопроекта называет основные направления противодействия реабилитации преступлений сталинского режима: это профилактика деятельности по реабилитации и выявление и пресечение реабилитации. Далее законопроект устанавливает некоторые конкретные запреты в сфере реабилитации. Статья 6 запрещает увековечивать память о лицах, причастных к преступлениям сталинского тоталитарного режима, при присвоении наименований новым географическим объектам, территориальным единицам, элементам улично-дорожной сети и станциям метрополитена. Однако ответственности за нарушение запрета нет. Есть лишь отсылочная норма к порядку возвращения исторических наименований, который может быть установлен законодательством субъектов РФ.
Статья 7 законопроекта объявляет незаконными и подлежащими отмене нормативные акты советских органов власти в части применения политических репрессий в отношении отдельных граждан, а также наций и народностей. С точки зрения законодательной техники, во-первых, нормативные акты, которые уже начали действовать, могут быть только признаны утратившими силу, а не отменены. Во-вторых, нормативные акты могут быть признаны утратившими силу только актами аналогичной юридической силы (законы — законами, постановления Совета Министров СССР — постановлениями Правительства РФ и т. д.), и каждый такой акт должен быть указан со всеми реквизитами — дата, номер, наименование и другими. Признать нормативный акт не соответствующим закону (незаконным) может только суд. Поэтому предлагаемая законопроектом норма юридически некорректна.
Часть 2 той же статьи содержит отсылочную норму к законодательству РФ, устанавливающему ответственность за публичные высказывания лица, состоящего на государственной или муниципальной службе, содержащие положительную оценку и (или) оправдание необходимости политических репрессий. Отметим некорректность термина «лицо, состоящее на государственной или муниципальной службе» (в законодательстве, в том числе в УК РФ используется термин «государственный служащий», «муниципальный служащий», «должностное лицо»), но это мелочи по сравнению с тем, что указанная ответственность не предусмотрена законодательством. А сопроводительные материалы к законопроекту свидетельствуют о том, что вносить изменения в законы, то есть вводить такую ответственность не надо.
Статья 8 запрещает деятельность общественных объединений, деятельность которых направлена на реабилитацию «преступлений сталинского тоталитарного режима». Запрещается использовать СМИ для распространения «материалов, направленных на реабилитацию и (или) отрицание преступлений сталинского тоталитарного режима». Обращает на себя внимание то, что запрещается распространение «материалов», тогда как в следующей статье запрещается оборот «информационных материалов». Статья не предусматривает ответственности за нарушение ее правил.
________________________________________
РЕАБИЛИТАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ И ЭКСТРЕМИЗМ
Статья 9 законопроекта перечисляет запрещенные информационные материалы, реабилитирующие сталинские преступления. Здесь опять наблюдается отсутствие единой терминологии. Запрещенной, например, является информация, содержащая оправдание необходимости осуществления массовых политических репрессий, применявшихся в период существования сталинского тоталитарного режима (временной период не обозначен конкретными датами). После перечня запрещенной информации содержится норма о том, что «информационные материалы, направленные на реабилитацию преступлений сталинского тоталитарного режима, в установленном законодательством порядке признаются экстремистскими и запрещаются к распространению на территории РФ».
Очевидно, что если автор законопроекта хотел бы, чтобы информационные материалы, реабилитирующие сталинские репрессии, признавались экстремистскими, то нужно было бы внести изменения в Федеральный закон от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». В статье 1 Закона есть понятие экстремистской деятельности с перечнем соответствующих деяний, запрещенных под угрозой уголовного или административного наказания. Порядок признания материалов экстремистскими, на которые ссылается Добрынин, установлен статьей 13 Закона об экстремизме. Информационные материалы признаются экстремистскими судом на основании заявления прокурора или при производстве по соответствующему делу об административном правонарушении, гражданскому, административному или уголовному делу. Суды признают материалы экстремистскими, руководствуясь Законом об экстремизме. За распространение экстремистских материалов предусмотрена административная ответственность (статья 20.29 КоАП РФ).
По своей форме законопроект можно сравнить с федеральными законами, имеющими аналогичную конструкцию в наименовании — противодействие некой деятельности. Это упомянутый закон «О противодействии экстремистской деятельности», а также федеральные законы от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», от 06.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму», от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» и другие. Общее в этих законах то, что они посвящены определенному собирательному явлению (коррупция, экстремизм, отмывание доходов, терроризм), которое включает в себя ряд деяний. При этом закон предусматривает комплексные меры борьбы с явлением, а за сами деяния предусмотрена уголовная или административная ответственность. Принятие таких федеральных законов может сопровождаться принятием закона, вносящего изменения в другие законы в соответствии с новым регулированием, в том числе дополняющего Уголовный кодекс РФ соответствующими статьями. Так было с законом об экстремизме. Однако в данном случае изменения не вносятся, поэтому деяния остаются без ответственности за них. В самом законе установить ответственность также нельзя. Например, в статье 1 Уголовного кодекса РФ сказано, что новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в УК РФ. Административная ответственность на федеральном уровне тоже кодифицирована.
________________________________________
ИНФОРМАЦИЯ О СТАЛИНСКОМ РЕЖИМЕ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
Как известно, права человека могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (часть 3 статьи 55 Конституции РФ). Законопроект Добрынина предлагает ограничить права и свободы, предусмотренные статьей 29 Конституции РФ, а именно: свободу мысли и слова, свободу СМИ, право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Ограничения содержатся в статье 3 законопроекта: конституционное право на информацию, в том числе о деятельности политического руководства советского государства, гарантируется только в том случае, если распространение такой информации не преследует своей целью реабилитацию или отрицание преступлений сталинского тоталитарного режима.
При этом в законопроекте не сказано, ради чего ограничивается право на информацию: ради защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, обороны страны или безопасности государства. В пояснительной записке несколько раз говорится, что фальсификация истории, искажение исторических фактов может нанести «значительный вред российскому государству и обществу», одобрение практики массового необоснованного преследования граждан наносит «огромный ущерб российскому государству и обществу». «Идеализация сталинской эпохи», которая достигается путем «фальсификации истории», в конечном счете «представляет собой прямую и явную угрозу стабильному развитию государства и общества… может быть использовано в своих интересах силами, заинтересованными в дестабилизации обстановки в стране и насильственной смене власти».
Однако нам представляется не менее вредным и опасным перекос в сторону подчеркивания «преступлений сталинского режима». Сосредоточение внимания только на одном аспекте сталинской эпохи — на массовых репрессиях, вырывание этих событий из исторического контекста искажает историю и может способствовать расколу в обществе, то есть привести к тем опасным последствиям, к которым, по мнению автора законопроекта, приводит «отрицание преступлений сталинского режима».
________________________________________
ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА В ОТНОШЕНИИ РЕПРЕССИЙ
В августе этого года была утверждена Концепция государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий. 30 сентября этого года Президент РФ подписал Указ № 487 «О возведении мемориала жертвам политических репрессий». На этой же волне появляется законопроект «О противодействии реабилитации преступлений сталинского тоталитарного режима (сталинизма)». В пояснительной записке к законопроекту приведены цитаты Владимира Путина и Дмитрия Медведева, которые как бы извиняются за наше советское прошлое с его сталинскими репрессиями. Однако Владимир Путин говорил и другое («У нас не было других черных страниц как нацизм, например, и нельзя позволить, чтобы нам навязывали чувство вины»). В Концепции госполитики сказано: «Россия не может в полной мере стать правовым государством и занять ведущую роль в мировом сообществе, не увековечив память многих миллионов своих граждан, ставших жертвами политических репрессий». На это положение Концепции ссылается Добрынин: надо восполнить законодательный пробел, запретить фальсификацию истории сталинской эпохи, и, надо ожидать, тогда Россия наконец станет правовым государством. Вероятно, таким правовым государством, в котором права погибших от репрессий защищены куда лучше, чем права ныне живущих, а также чем права, например, героев первых пятилеток, чью память никто не увековечивает так же старательно, как память репрессированных.
Куда нас ведет это бесконечное покаяние в советских «грехах»? Уж точно не на ведущую роль в мировом сообществе. Борьба Запада с коммунизмом и советской властью заметно усилилась после победы Советского Союза в Великой Отечественной войне. Появилась концепция «тоталитаризма», причем примером тоталитарного режима были СССР и нацистский режим в Германии. Теория «тоталитаризма» позволила приравнять советский режим к нацизму и представить СССР «империей зла». Такая стратегия Запада была направлена в том числе на пересмотр итогов Второй мировой войны. Именно это происходит и сейчас. (Не забываем и про резолюцию ПАСЕ 2009 года, в которой преступления сталинизма в СССР приравнены к преступлениям нацистского режима в Германии).
Примечательно, что нынешняя волна с увековечением памяти жертв репрессий поднялась после празднования 70-летия Великой Победы и после значительного патриотического подъема по всей стране. Что же теперь? Надо покаяться в том, что сталинский режим якобы был преступным, всё, что делал Сталин — преступно, а значит, и наша Победа — вовсе и не победа? Значит, советские воины-освободители Европы — вовсе не освободители, а оккупанты, захватчики и преступники?
В пояснительной записке к законопроекту сказано, что отрицание преступлений сталинского режима «может способствовать дестабилизации ситуации в стране, серьезным социальным потрясениям, приходу к власти сил, практикующих массовые необоснованные репрессии». Эти слова вызывают ассоциацию с упреками «пятой колонны», обвиняющей существующий путинский режим в политических репрессиях (в отношении фигурантов «болотного дела», например). Получается, что законопроект № 885220–6 представляет интересы той самой «пятой колонны»?
________________________________________
ВЫВОДЫ:
1. Законопроект Константина Добрынина «О противодействии реабилитации преступлений сталинского тоталитарного режима (сталинизма)» составлен с многочисленными нарушениями правил законодательной техники. Отсутствие в пакете законодательной инициативы законопроекта о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ в связи с принятием данного закона, в частности, невнесение соответствующих изменений в УК РФ и закон об экстремизме делает законопроект заведомо не работающим в случае его принятия.
2. Можно утверждать, что законопроект № 885220–6 в существующей редакции не будет принят Государственной Думой.
3. Проект закона, целью которого, согласно пояснительной записке, является борьба с фальсификацией истории, способен сам существенно исказить исторические факты, связанные со сталинской эпохой. В этом смысле данный законопроект может принести гораздо более серьезный вред обществу и государству, чем тот надуманный вред, который может быть предотвращен принятием законопроекта.
________________________________________

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s